«Деловой Ирак»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Нефтегазпром. Транспорт. Строительство. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Ирак Новости и аналитика (10379 документов) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 94 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 13.12.2018 читателями скачано статей 594Агропром 158 / 2419Алкоголь 4 / 15Армия, полиция 4258 / 43778Внешэкономсвязи, политика 2414 / 13592Госбюджет, налоги, цены 145 / 616Легпром 2 / 0Медицина 38 / 534Металлургия, горнодобыча 26 / 68Миграция, виза, туризм 198 / 1113Недвижимость, строительство 54 / 236Нефть, газ, уголь 2124 / 12700Образование, наука 41 / 687Приватизация, инвестиции 21 / 16Рыба 1 / 4СМИ, ИТ 133 / 697Судостроение, машиностроение 7 / 6Таможня 4 / 58Транспорт 136 / 1189Финансы, банки 55 / 330Химпром 6 / 3Экология 37 / 315Электроэнергетика 75 / 1407 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Ирак» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 13.12.2018 размещено 246 важных статей, в т.ч. 50 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Скосырев Владимир 5, Лукьянов Федор 3, Фельгенгауэр Павел 3, Беленькая Марианна 3, Моргунов Илья 3, Барзани Масуд 2, Аль-Малики Нури 2, Наумкин Виталий 2, Мамедов Руслан 2, Панкратенко Игорь 1, Пахомов Евгений 1, Половинко Вячеслав 1, Рогачев Илья 1, Салих Бархам 1, Сандыбаев Жалгас 1, Мухсин Шафик 1, Стуруа Мэлор 1, Яшлавский Андрей 1, Хомуди Хомам 1, Хаас Ричард 1, Фомина Екатерина 1, Тарасов Станислав 1, Тамахори Ли 1, Талабани Асо 1, Султанов Эрнест 1, Султанов Шамиль 1, аль-Обейди Халед 1, Мирский Георгий 1, Мирзаян Геворг 1, Игнатенко Александр 1, Иванов Станислав 1, Дюрре Икбаль 1, Гатилов Геннадий 1, Бьюкенен Патрик 1, Бокова Ирина 1, Биджамов Роланд 1, Багдасаров Семен 1, Аллави Али 1, Исаев Андрей 1, Касаев Эльдар 1, Мануков Сергей 1, Мамаев Шамсудин 1, Максимов Максим 1, Маганов Наиль 1, Леви Бернар Анри 1, Лавров Сергей 1, Крутихин Михаил 1, Кругман Пол 1, Косырев Дмитрий 1, Алекперов Вагит 1

Погода:

Точное время:
Багдад: 18:48

iraq.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (54)

Экономика (13) • Агропром (1) • Армия, безопасность (2) • Внешняя торговля (5) • Законодательство (4) • Книги (5) • Недвижимость (2) • Нефтегазпром (1) • Политика (3) • Сайты (1) • СМИ (4) • Таможня (3) • Туризм, виза (9) • Финансы (9)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Ирак»

Экономика и связи Ирака с Россией →

Новости Ирака

Полный текст |  Краткий текст


Ирак > Армия, полиция > un.org, 4 декабря 2018 > № 2817458

В начале 2019 года следователи ООН начнут сбор доказательств преступлений ИГИЛ в Ираке

Преступления ИГИЛ в Ираке не останутся безнаказанными. Их расследованием займется специальная следственная группа ООН. Сегодня ее руководитель Карим Асад Ахмад Хан сообщил членам Совета Безопасности ООН, что группа приступит к следственным действиям в начале следующего года. Дознаватели уже провели предварительную работу по выявлению источников доказательной базы.

Следственная группа, которая была создана по решению Совета Безопасности ООН, проведет расследование деяний боевиков ИГИЛ, которые с июня 2014 года по декабрь 2017 года оккупировали и контролировали значительную часть территории Ирака. В этот период террористы совершали невиданные по своей жестокости преступления.

Десятки тысяч иракцев лишились жизни. Сотни тысяч человек потеряли свои дома и средства к существованию. Около шести миллионов человек стали перемещенными лицами. В районах, ранее находившихся под контролем ИГИЛ, обнаружено более 200 массовых захоронений с останками тысяч мужчин, женщин и детей.

«Речь идет об огромных страданиях… Мужество и единство иракцев помогли победить террористов. Сейчас, когда ИГИЛ потерпел поражение и изгнан из Ирака, всплыли масштабы его злодеяний. Жертвами и свидетелями этих кровавых преступлений стали тысячи иракских женщин и детей», - заявил Карим Асад Ахмад Хан.

Сегодня он представил членам Совета Безопасности ООН первый доклад о деятельности возглавляемой им следственной группы ООН по привлечению к ответственности так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта». Она была создана по решению Совбеза и просьбе правительства Ирака. 29 октября 2018 года в Багдад была направлена первая команда Следственной группы. До этого в августе в Ираке побывал Карим Асад Ахмад Хан. Он встречался с жертвами террористов из числа разных этнических групп.

Следователи ООН должны будут помочь властям Ирака привлечь к ответственности виновных в преступлениях против местного населения. Список этих преступлений огромен: казни, пытки, отсечение конечностей, нападения на этнической и религиозной почве, изнасилование женщин и девочек и обращение их в сексуальное рабство.

В начале 2019 года члены группа приступят к следственным действиям как таковым. Сейчас прорабатываются вопросы поиска помещений, где будут работать эксперты, где будут храниться вещественные доказательства и заключения судебных экспертов. Обсуждаются меры по защите свидетелей. К тому же все еще продолжается работа по формированию группы.

«Следственная группа будет действовать независимо и беспристрастно в соответствии с международными принципами», - пообещал ее глава. Он сообщил, что следующий доклад о работе группы представит Совету Безопасности ООН в мае 2019 года.

Ирак > Армия, полиция > un.org, 4 декабря 2018 > № 2817458


Ирак > Армия, полиция > un.org, 23 ноября 2018 > № 2804419

В ООН приступили к расследованию зверств ИГИЛ в Ираке

Следственная группа ООН приступила к расследованию зверств боевиков ИГИЛ, которые с июня 2014 года по декабрь 2017 года оккупировали и контролировали значительную часть территории Ирака. В этот период террористы совершали невиданные по своей жестокости преступления, некоторые из которых могут быть квалифицированы как военные преступления и геноцид.

Сегодня в ООН был представлен первый доклад о деятельности Следственной группы ООН по привлечению к ответственности так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта». Группу возглавляет Специальный советник Карим Асад Ахмад Хан. Она была создана по решению Совбеза и просьбе правительства Ирака. 29 октября 2018 года в Багдад была направлена первая команда Следственной группы.

Следователи, работающие по поручению ООН, должны будут помочь властям Ирака привлечь к ответственности виновных в преступлениях против местного населения. Список этих преступлений огромен: казни, пытки, отсечение конечностей, нападения на этнической и религиозной почве, изнасилование женщин и девочек и обращение их в сексуальное рабство.

В докладе отмечается, что жертвами, свидетелями и вынужденными исполнителями кровавых преступлений ИГИЛ стали тысячи иракских детей. В районах, ранее находившихся под контролем ИГИЛ, уже обнаружено более 200 массовых захоронений с останками тысяч мужчин, женщин и детей.

«Эти могилы являются свидетельством преступлений ужасающей жестокости», - говорится в докладе. В нем речь идет о мандате и составе следственной группы, а также об основных этапах следствия.

Ирак > Армия, полиция > un.org, 23 ноября 2018 > № 2804419


Ирак > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > un.org, 13 ноября 2018 > № 2796340

Новому правительству Ирака требуется поддержка международного сообщества

Переход от экономики в условиях конфликта к политике устойчивого развития, возвращение внутренних переселенцев в свои дома, укрепление безопасности и правопорядка – эти и другие задачи стоят перед новым правительством Ирака. Об этом рассказал сегодня членам Совета Безопасности Специальный представитель Генерального секретаря ООН Ян Кубиш, который скоро покидает свой пост.

По словам Кубиша, состав нового кабинета практически определен, свободны лишь посты министров обороны и внутренних дел. Вопреки призывам ООН, в правительство не вошли женщины или представители этнических меньшинств, однако новый премьер-министр Ирака обещал назначить их на другие должности в госаппарате.

В целом же, по словам Кубиша, программа нового правительства составлена с учетом рекомендаций миссии ООН. «Главная задача заключается в улучшении условий жизни граждан Ирака, в том числе путем создания рабочих мест и особенно трудоустройства молодежи, - сообщил он. – Также в числе приоритетов – восстановление хозяйства на освобожденных территориях и возвращение переселенцев. Программа также предусматривает меры по укреплению безопасности и правопорядка и борьбе с терроризмом». Ян Кубиш призвал международное сообщество поддержать новое иракское правительство.

В числе приоритетов нового правительства Ирака - восстановление хозяйства на освобожденных территориях и возвращение переселенцев

Он также рассказал о результатах парламентских выборов в Курдском регионе Ирака. 6 ноября там состоялось заседание нового состава законодательного органа, однако депутаты пока не смогли избрать спикера. Между тем, в курдских провинциях самой насущной задачей остается ликвидация очагов сопротивления ИГИЛ, которые все еще проявляют активность в Киркуке и других районах на севере Ирака.

Спецпредставитель ООН сообщил, что план по оказанию гуманитарной помощи иракцам в этом году профинансирован на 85 процентов: получено 482 млн долларов. Он призвал доноров выделить и остальные средства. «Спустя два года после того, как иракские силы безопасности вместе союзниками из коалиции разгромили ИГИЛ, 1,9 млн. иракцев все еще не могут вернуться в свои дома», - заявил Кубиш. По его словам, последнее время «процесс возвращения заметно замедлился», а люди, проживающие в перенаселенных временных городках, нуждаются в помощи.

Докладчик также сообщил о том, что 12 и 13 ноября в результате подготовительной работы, которая длилась около года, иракский МИД вернул принадлежащее Кувейту имущество, включая меч, видеопленки, 2500 книг и ценные произведения икусства.

В заключение Спецпредставитель ООН по Ираку Ян Кубиш отметил, что он скоро покидает должность, которую занимал на протяжении 3 лет и 9 месяцев. Он поблагодарил членов Совбеза за поддержку, а сотрудников Миссии ООН в Ираке за совместную работу и пожелал удачи своей преемнице. Напомним, что в сентябре Генсек ООН назначил своим Специальным представителем и главой миссии по оказанию помощи Ираку экс-министра обороны Нидерландов Жанин Хеннис-Пласшерт.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > un.org, 13 ноября 2018 > № 2796340


Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 ноября 2018 > № 2805454

До 80 тысяч б/с снизила «Газпром нефть» полку добычи нефти на проекте Бадра

Снизить полку добычи нефти на проекте Бадра с 170 тыс. б/с до 80 тыс. договорилась «Газпром нефть» с Ираком, сообщил первый замгендиректора российской компании Вадим Яковлев. «Мы достигли договоренности по текущей полке добычи и о механизме, который позволяет ускорить возмещение затрат… В этом году средний уровень добычи достигнет 80 тыс. б/с, это и есть полка», – сказал Яковлев в интервью агентству Energy Intelligence.

Первоначально консорциум по разработке проекта планировал довести максимальную суточную добычу на Бадре до уровня 170 тыс. б/с.

Месторождение Бадра находится в провинции Вассит на востоке Ирака. Промышленная добыча нефти на месторождении начата в мае 2014 года. Геологические запасы Бадры оцениваются в 3 млрд баррелей нефти. Месторождение разрабатывает консорциум в составе «Газпром нефть» (статус оператора, 30%), Kogas (22,5%), Petronas (15%) и ТРАО (7,5%). Доля иракского правительства, которое представляет Oil Exploration Company, составляет 25%.

Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 ноября 2018 > № 2805454


Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 9 ноября 2018 > № 2809374

Газпром нефть снизила полку добычи нефти на месторождении Бадра до 80 тыс. барр/сутки

Газпром нефть снизила предельный уровень добычи месторождения Бадра в Ираке до 80 тыс. барр/сутки, который будет достигнут уже в 2018 г.

Об этом сообщил первый замгендиректора Газпром нефти В. Яковлев.

До этого компания ожидала достичь полки в 170 тыс. барр/сутки.

Условия проведения дополнительных мероприятий на месторождении являются предметом обсуждения.

Газпром нефть также рассматривает возможность расширения своего присутствия в новых и уже действующих проектах в Ираке.

Тезисы А. Яковлева:

- в 2018 г. средний уровень добычи достигнет 80 тыс. барр/сутки, это и есть полка;

- Газпром нефть начала бурение 3й скважины, добыча с 2х других достигла 28 тыс. барр/сутки. Пробурив 3ю и расширив инфраструктуру для подготовки и хранения нефти, Газпром нефть рассчитывает выйти на уровень в 35 тыс. барр/сутки. И будет принимать решение о дальнейшем бурении

- существуют опции продолжения разбуривания месторождения при помощи горизонтальных скважин, с использованием зарезки боковых стволов;

- Газпром нефть проинформировала иракскую сторону о таких возможностях, но пока эти вопросы находятся в стадии рассмотрения. Предельный объем добычи был определен геологией месторождения;

- условия проведения дополнительных мероприятий на месторождении являются предметом обсуждения. Необходимо принять совместное с иракской стороной решение о дальнейшей стратегии работы;

- видно, что иракская сторона готова разумно и гибко подходить к модели раздела создаваемой ценности с учетом необходимых для этого инвестиций;

- всегда на рынке кто-то продает свои доли, где-то не выполнены договоренности с участниками каких-то консорциумов. Есть и новые месторождения, которые Ирак планирует предлагать. Все эти варианты мы оцениваем.

Нефтяное месторождение Бадра находится в провинции Васит на востоке Ирака.

Геологические запасы Бадры оцениваются в 3 млрд барр нефти.

В марте 2017 г. накопленная добыча нефти на месторождении составила 5 млн т.

Контракт с правительством Ирака подписан в январе 2010 г. консорциумом в составе Газпром нефти (в статусе оператора), Kogas (Корея), Petronas (Малайзия), ТРАО (Турция).

Доля участия Газпром нефти в проекте составляет 30%, Kogas - 22,5%, Petronas - 15%, ТРАО - 7,5%.

Доля иракского правительства, которое представлено иракской Геологоразведочной компанией (Oil Exploration Company, OEC), - 25%.

Участники международного консорциума пропорционально оплачивают долю в затратах проекта, разработка которого рассчитана на 20 лет (до февраля 2030 г.) с возможной пролонгацией на 5 лет.

По условиям контракта инвесторам будут возмещены понесенные затраты и выплачено вознаграждение в размере 5,5 долл США за каждый добытый б.н.э..

Данная ставка вознаграждения будет постепенно снижаться после достижения проектом точки окупаемости.

В проект инвестировано более 3,8 млрд долл США, в т.ч. Газпром нефтью - 1,6 млрд долл США.

Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 9 ноября 2018 > № 2809374


Ирак. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 7 ноября 2018 > № 2805011

Ирак увеличит экспорт нефти в Китай в 2019 году

На 60% намерен увеличить Ирак поставки нефти в Китай в 2019 году, сообщил глава иракской нефтяной маркетинговой компании SOMO (State Oil Marketing Organization) Аля аль-Ясири. «Ирак готов поставлять около 1,45 млн б/с в Китай в 2019 году, основываясь на переговорах с долгосрочными покупателями», – рассказал аль-Ясири агентству Bloomberg в кулуарах China International Import Expo. На данный момент поставки иракской нефти в КНР оцениваются в 900 тыс. б/с. Среди покупателей иракской нефти в Китае – Chinaoil и Unipec, отметил глава SOMO.

По словам аль-Ясири, в городе Тяньцзинь SOMO создает с китайской Zhenhua Oi совместное предприятие, которое, как планируется, будет продавать ежегодно около 8 млн тонн нефти менее крупным независимым нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ), а также крупным нефтехимическим предприятиям.

Ирак. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 7 ноября 2018 > № 2805011


Ирак > Армия, полиция > un.org, 6 ноября 2018 > № 2787496

Наследие ИГИЛ в Ираке: сотни массовых захоронений, тысячи убитых

На территориях Ирака, освобожденных от ИГИЛ, уже нашли более двухсот массовых захоронений с останками тысяч людей, но специалисты считают, что таких могил гораздо больше. Об этом говорится в докладе ООН, опубликованном во вторник.

Авторы документа описывают страдания людей, находившихся во власти боевиков террористической организации, и призывают международное сообщество помочь иракцам залечить глубокие раны войны.

ИГИЛ оставил свое кровавое наследие в нескольких провинциях на севере и на западе Ирака – в Найнаве, Киркуке и Салах-ад-Дине. Сотрудники Миссии ООН в стране и Управления ООН по правам человека уже обнаружили там 202 массовых захоронения, но полагают, что таких могил намного больше. Специалисты затрудняются назвать точное число жертв: только лишь в самом небольшом захоронении, обнаруженном на западе Мосула, лежали тела восьми человек; в других – останки нескольких тысяч.

Ни имен, ни свидетельств, ни записей. Людей просто бросали в большие ямы и засыпали сверху землей. Тысячи и тысячи иракцев потеряли своих близких и ничего не знают об их судьбе. Авторы доклада рекомендуют осторожно разбирать массовые захоронения: привлекать к этой работе экспертов в области отравляющих и взрывчатых веществ, а также следователей. Они призывают в первую очередь думать о родных и близких жертв, и заручиться при этом согласием жителей Ирака, особенно пострадавших общин.

Заместитель специального представителя ООН по Ираку Элис Уолпол на месте массовых захоронений к югу от города СинжарФото Миссии ООН в Ираке/ С.Томпсон

Заместитель специального представителя ООН по Ираку Элис Уолпол на месте массовых захоронений к югу от города Синжар

«Ужасающие преступления ИГИЛ в Ираке уже не занимают первые строчки новостей, но люди продолжают страдать, потерявшие близких живут с этими психологическими травмами», - заявила Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет.

По словам Специального представителя Генерального секретаря в Ираке Яна Кубиша, жители Ирака, в том числе представители этнических и религиозных меньшинств, «были безжалостно убиты за то, что они не подчинились извращенной идеологии ИГИЛ и не признали власть боевиков». «Их близкие имеют право знать, что случилось с ними. Чтобы оценить масштаб преступлений ИГИЛ, необходимо выяснить всю правду, добиться правосудия и возмещения ущерба», - сказал он.

В ООН обратились также к международному сообществу с призывом обеспечить иракцев финансовой и технической поддержкой для ликвидации трагических последствий правления ИГИЛ. В Ираке создан Директорат по массовым захоронениям, который занимается эксгумацией тел, их транспортировкой, хранением, идентификацией и передачей останков родным.

Ирак > Армия, полиция > un.org, 6 ноября 2018 > № 2787496


Ирак > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770619

Парламент Ирака утвердил 14 министров кабинета нового премьер-министра Аделя Абделя Махди, сообщает телеканал Rudaw.

Махди, который до сегодняшнего дня ожидал вступления в должность, получил назначение от нового президента страны Бархама Салеха. Назначенный премьер представил состав своего кабинета министров на голосование парламента в понедельник.

По данным телеканала, парламент завершил процедуру голосования в четверг, утвердив 14 министров кабинета из 23. Поскольку более половины членов кабинета были утверждены, Махди принес присягу и официально вступил в должность премьер-министра.

Как сообщается, министерство иностранных дел страны возглавит Мухаммед Али аль-Хаким, а министерство нефти — Тамер аль-Гадбан. Новым министром финансов стал Фуад Хусейн, главный конкурента Салеха на пост президента страны.

В иракском кабинете министров 23 места, обычно 12 из них предоставляются шиитам, шесть — суннитам, четыре — курдам, и одно место достается христианам, отмечает телеканал. По негласному правилу, премьер-министрами в Ираке после 2003 года становятся представители общины мусульман-шиитов, спикерами парламента — сунниты, а президентами — курды.

В мае этого года парламентские выборы прошли в Ираке впервые после освобождения страны от террористов. По результатам, опубликованным избиркомом Ирака после выборов, победу одержала коалиция кандидатов, лидером которой является популярный шиитский богослов Муктада ас-Садр, сам при этом не баллотировавшийся. Коалиция премьера Хайдера аль-Абади заняла третье место, пропустив вперед также коалицию от шиитского народного ополчения во главе с Хади аль-Амери.

Ирак > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770619


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 октября 2018 > № 2764919

В воскресенье обнародовали итоги выборов в Национальное Собрание Курдского автономного района Ирака. Большинство кресел в нем -- 45 из 111 -- получила возглавляемая Масудом Барзани Демократическая Партия Курдистана /ДПК/.

По окончательным данным Избиркома, Патриотический Союз Курдистана /ПСК/ стал обладателем 21 места, оппозиционное к ДПК и ПСК Движение за перемены /Горран/ -- 12, Движение нового поколения -- 8, а остальные пять партий разделили еще 14 кресел. Другие 11 мандатов зарезервированы для нацменьшинств.

По мнению аналитиков, из-за плохих результатов оппозиционных партий, вроде Горран, ДПК и ПСК вновь могут создать коалицию и продолжать контролировать парламент.

Выборы в Национальное Собрание состоялись 30 сентября. Более 670 кандидатов боролись за 111 мест в парламенте. Это уже четвертые выборы в законодательный орган Курдского автономного района после войны в Ираке 2003 года -- первые после референдума о независимости Курдистана.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 октября 2018 > № 2764919


Ирак > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 19 октября 2018 > № 2772745

Красавицам не место в Ираке

Королева красоты «Мисс Ирак-2015» Шайма Кассем (Shimaa Qasim) покинула страну после того, как ей начали угрожать убийством. Женщина получила сообщение с текстом: «Ты следующая».

«Моя жизнь была в опасности. Убийства многих людей меня напугали. Находясь в Ираке, я больше не чувствовала себя в безопасности и потому уехала в Иорданию», – сообщила Шайма Кассем, выигравшая в 2015 году конкурс «Мисс Ирак».

За последнее время в стране были убиты несколько успешных моделей, бизнесвумен и правозащитниц.

27 сентября там застрели 22-летнюю звезду «Инстаграма» и победительницу конкурса «Мисс-Багдад» Тару Фарес (Tara Fares). Девушка получила три пулевых ранения и умерла в больнице. В качестве мотива убийства полиция рассматривает откровенные снимки девушки.

После её смерти в аккаунте соцсети появилась чёрно-белая фотография девушки с подписью: «Мы просим Аллаха простить её и дать ей великую милость». На «Инстаграм» Фарес были подписаны около 2,7 миллиона человек.

Фарес получала угрозы и даже на время переехала в Эрбиль, столицу Иракского Курдистана, но позже снова вернулась в Багдад.

За несколько дней до смерти Фарес в иракском городе Басра в своей машине была убита правозащитница Суад аль-Али (Suad al-Ali), а в августе в Багдаде умерли две владелицы салонов красоты. По предварительным данным, от естественных причин, но официально причина их смерти пока не объявлена. Погибших часто критиковали за публикации в социальных сетях и за их «антиисламский» образ жизни.

В 2017 году с угрозами столкнулась ещё одна королева красоты Ирака – Сара Идан (Sarah Idan). Перед конкурсом «Мисс Вселенная» она опубликовала селфи с «Мисс Израиль», сделанное незадолго до шоу. «Мир и любовь от Мисс Ирак и Мисс Израиль», – написала она.

Вспыхнул скандал. Женщине начали поступать угрозы, а организаторы «Мисс Ирак» потребовали удалить фото. Сара отказалась это сделать, но написала второй пост. В нём она объяснила, что не поддерживает политику израильского правительства, и извинилась перед теми, кто подумал, будто она враждебно настроена к палестинцам. Тем не менее из-за угроз семье Сары Идан пришлось бежать из страны в декабре 2017 года.

Кирилл Балберов

Ирак > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 19 октября 2018 > № 2772745


Ирак. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2018 > № 2762744

Le Figaro (Франция): Впечатления о послевоенном Ираке и Сирии

Писатель Сильвен Тессон и вице-президент НКО «Европейская гильдия помощи» Юг Деваврен вернулись из иракского города Мосул и сирийской Ракки, бывших оплотов ИГ*, которые чуть более года назад были освобождены от власти исламистов. В интервью "Фигаро" они призывают Францию в полной мере играть свою роль в защите восточных христиан и курдов от угрожающего им политического ислама.

енсан Тремоле де Вилер (Vincent Tremolet de Villers), Le Figaro, Франция

В Мосуле на берегу Тигра было открыто литературное кафе, а Раккой теперь руководит 36-летня курдка Лейла Мустафа, хотя еще недавно в этом городе выставляли на площадях головы «неверных». Сильвен Тессон (Sylvain Tesson) и Юг Деваврен (Hugues Dewavrin) рассказывают о том, как люди восстанавливают жизнь, разрываясь между надеждой и страхами насчет возврата фанатизма. Поднимают они и вопрос возвращения христиан в те места, в которых они стали теперь крошечным меньшинством.

«Фигаро»: Вы вернулись из Мосула. Какая послевоенная картина предстала вашим глазам?

Юг Деваврен: Два года назад мы были у ворот Мосула, на равнинах Найнавы, которые освободила Золотая дивизия иранской армии. С тех пор лагеря беженцев постепенно опустели, если не считать сирийцев. Христиане постепенно вновь обустраиваются на равнине. В Мосуле вопреки всем ожиданиям мусульмане занялись восстановлением церквей, и работы в этом направлении должны продолжиться. Должен сказать, это стало большой неожиданностью, потому что еще несколько месяцев назад христиане ставили крест на возвращении в город.

Кроме того, там появилось литературное кафе «Книжный форум». Университет восстанавливается, на улицах совсем не много никабов. Молодежь и интеллигенция хотят воспользоваться выпавшей возможностью и окончательно избавиться от фундаментализма. Вечером мы ужинали в одном из множества ресторанов на берегу Тигра, посреди ярмарок. В опустошенном старом городе сейчас небезопасно, и все еще остается несколько спящих ячеек «Исламского государства»*. В ЮНЕСКО заявили о стремлении «возродить дух Мосула» и привлекли значительные средства из эмиратов. Радоваться, конечно, еще рано, однако город может однажды вернуть себе статус интеллектуальной столицы.

Сильвен Тессон: Суннитские силы ИГ* вторглись в город летом 2014 года. Там к ним благожелательно отнеслась часть населения, которая устала от засилья шиитов. Именно там 4 июля 2014 года Абу Бакр аль-Багдади заявил о восстановлении халифата и провозгласил себя лидером «Исламского государства». Мечеть ан-Нури, в которой он произнес эти слова, сейчас лежит в руинах после обстрелов. 10 июля 2017 года Мосул был отбит иранской армией при поддержке курдов, шиитских отрядов и западной коалиции. После этого встал вопрос о послевоенном обустройстве: как распределить лавры победы между группами, каждая из которых требует свою долю?

Послевоенная обстановка создает условия для созревания нового конфликта. Сильное государство может собрать все стороны за одним столом, однако иракское правительство Бархама Салеха мало что может поделать с хаотической ситуацией в стране, «из-за которой терроризм, судя по всему, продолжит процветать в ближайшие годы», как считает бывший глава внешней разведки Бернар Бажоле (Bernard Bajolet).

Старый город несет на себе отпечаток полугода боев. Некоторые семьи пытаются вернуться к развалинам. Улицы были расчищены. Машинам приходится объезжать ямы. Расположенный на левом берегу восточный город пострадал меньше. Бои там закончились быстрее. Жизнь там возвращается в нормальное русло. Молодежь хочет забыть о войне. Такого мнения придерживаются в частности Фахад и Хариф: они открыли литературный салон, в котором арабская молодежь может собраться на семинары и послушать музыку. Оба основателя «Книжного форума» оставались в Мосуле во время исламистской оккупации. Эта культурная платформа стала для них реваншем: она представляет собой настоящий кошмар для поборника шариата. «Пришло время подарить Мосулу культурное пространство: только так можно изменить менталитет», — говорят они. На берегах Тигра иракцы уже не довольствуются одной книгой!

— Вы подчеркнули решающую роль курдов в битве с ИГ*. Не кажется ли вам, что мы их предали?

Ю.Д.: Мы не предали их, а, скорее, забыли. Курды могли бы стать нашими новыми харки. Франция была с ними на связи во время вооруженного конфликта. Сегодня мы ограничиваемся дипломатической поддержкой, и то по мелочам. Все ждали чего-то более официального.

Кроме того, не стоит путать иракских и сирийских курдов. Первые разделили победу над ИГ* с очень эффективной иракской армией. Их проект политической независимости был нереалистичным. Теперь они дорого за это расплачиваются, однако Францию едва ли можно винить в том, что она не поддержала их в этом предприятии. Сирийские курды в свою очередь дали основную часть Сирийских демократических сил.

Мне довелось побывать у них в Сирийском Курдистане, в Кобане, а затем в Ракке. Они оказались в блокаде со стороны Турции и режима Асада. Их связывает с Ираком лишь понтонный мост. Кобане лежит в руинах у возведенной турками 500-километровой стены. На огромное местное кладбище приносят все новый прах молодых солдат. Раненые так рады вас видеть, что сжимают вас в объятьях. Не стесняются они и слез. Их бросили. Не считая смелых заявлений Патриса Франсеши (Patrice Franceschi), об этом почти не говорят НКО, и молчат все политики. Турки отняли у них Африн под их бессильными взглядами.

С.Т.: Сирийские курды с первого дня сражались против ИГ. В 2016 году приехавший в Париж старый курдский лидер Салех Муслим сказал: «У вас нет необходимости отправлять наземные войска, потому что ваша первая линия — это мы». Времена, когда спонсировавшие СССР курды добивались единого Курдистана от Ирана до Турции, остались в прошлом. Сегодня курды представляют на Востоке противников политического ислама. Они отстаивают просвещенную современность, в частности равные права для женщин. Нам стоило сделать их союзниками.

Увы, как блестяще сформулировал Режис Дебре (Régis Debray) в «Итогах краха», иностранные дела стали торговой палатой. Вопрос уже не о том, каковы наши исторические интересы и как должны выглядеть наши друзья. Все сводится к одному: «Сколько пунктов роста это даст?» В экономическом плане курды не значат ровным счетом ничего. Они пожертвовали собой? Наверное, но раз из этого не извлечь прибыль, им придется довольствоваться нашими соболезнованиями.

— Новым мэром Ракки стала Лейла Мустафа. Каково, по-вашему, значение этого символа?

Ю.Д.: Это выдающаяся курдская женщина, ей 36 лет. После убийства ее коллеги-мужчины (паритет — обязательное правило в Сирийском Курдистане) она одна управляет этим городом с населением в 800 000 человек (по большей части арабы), бывшей столицей ИГ*. Она ходит по улице с непокрытой головой, пожимает людям руки на улицах, встретила нас в мэрии в обстановке почти веселого хаоса.

Город с виду напоминает Хиросиму. Нам показали небольшой археологический музей, где активно трудится группа местной молодежи, а затем разрушенную христианскую церковь. Лейла назвала ее реставрацию приоритетом в той же мере, что и восстановление мечетей, хотя в Ракке осталось всего несколько десятков христиан. Созданная в мэрии комиссия по реконструкции почти завершила работу. Не стоит забывать, что всего несколько месяцев назад в Ракке выставляли головы «неверных» на всеобщее обозрение на площадях. Лейла Мустафа ничего не боится. Ее жизненная сила, решительность и отвага увлекают всех за собой.

— Беженцы начинают возвращаться домой?

С.Т.: О возвращении думают все на равнинах Найнавы. Глава ассоциации «Дело Востока» Паскаль Голльниш (Pascal Gollnisch) не скрывает пессимизма насчет того, что касается возвращения христиан из Междуречья в свою колыбель. В Ираке их сейчас менее 2%. Отголосок высокой духовной авантюры затихает. Вернутся ли беженцы домой? «Пока экономическая ситуация неустойчивая», — говорит Петрос Муше, сиро-католический архиепископ Мосула, с которым мы повстречались в Бахтиде.

Вопрос возвращения переплетается с проблемой сосуществования. Это вежливый вариант вопроса о возможности соседства с политическим исламом, который выбивает почву из-под ног у разнообразия. Петрос Муше описывает это следующим образом: «Недоверие сохраняется. Еще нужно время. 25 000 верующих вернулись, но доверия все еще нет».

Как снова жить с соседями, которые помогали оккупантам? В христианском монастыре Мар Бехнам, где исламисты старательно разбили все скульптуры, диакон Ибрагим Лалло создал молодежное движение из представителей всех вероисповеданий, чтобы подтолкнуть их к размышлениям о сосуществовании. Несмотря на «культурные травмы», христиане не оставляют надежду.

Ю.Д.: Да, беженцы начинают возвращаться домой. Христиане вернулись в первую очередь туда, где они составляют большинство. Речь идет о поселениях на равнинах Найнавы: Бахтида, Барталла, Карамлеш. В других местах их пока не видно. Перед христианами встала дилемма: укрыться в защищенных вооруженными отрядами анклавах или же пытаться прийти к новому сосуществованию?

В Барталле, где наша ассоциация отремонтировала культурный центр, священник Бехнам Бенока продемонстрировал нам с Сесиль Масси (Cécile Massie) свою новую церковь. Он показал нам решетку, на которой вешали священников, и небольшую дверцу у алтаря «на тот случай, если все начнется заново». Он сделал свой выбор. Его город христианский. Такого же мнения придерживается и отец Наджиб, хотя в своей прекрасной книге «Спасение книг и людей» он с ностальгией вспоминает о том, как играл в футбол с арабской молодежью. Коммунитаризм становится ответом на коммунитаризм. Признаюсь, это стало ударом по моим слегка отрешенным взглядам. Но не мне судить.

— Какой ислам может сменить исламизм ИГ?

С.Т.: Для меня, человека, который привык описывать то, что видит, а не то, что нужно, это невозможный вопрос. Сложно увидеть хоть какую-то разницу между исламом и исламизмом, если одни и те же молитвы произносятся в одних и тех же словах с одних и тех же постаментов и с символом принадлежности к одной и той же догме. Прошу лишь поверить в то, что исламизм — не лучший отпрыск ислама. В Мосуле остались воспоминания о тех часах, когда жители встречали силы ИГ, «хлопая их по плечу», как сказал нам один горожанин. В этом парадокс второго по величине города Ирака. Ему нужно встать на ноги избавиться от воспоминаний о противоречиях.

Ю.Д.: Это главный вопрос. Судьба всего региона, куда вторглось ИГ*, находится в руках мусульман. От них полностью зависит будущее меньшинств, таких как христиане и езиды. Поэтому тех нельзя винить в желании отгородиться или эмигрировать. Зверства ИГ* испортили жизнь и арабам. По словам основателя «Книжного форума» Фахада Мансура, его жена три года не выходила из дома. Он сравнивает освобождение Мосула с освобождением Парижа. Сейчас все повторяется. У юных немцев наверняка были вопросы к родителям после войны. Они должны взять свою судьбу в собственные руки, но нам следует им помочь. Предстоит долгий путь, но мы с Сильвеном видели небольшие проблески надежды.

— Иракская и сирийская молодежь все еще считает Европу раем на Земле и считает эмиграцию единственной надеждой?

С.Т.: Встречая отважных людей, которые возвращаются в разруху, я вспоминал слова Бенедикта XVI: тот говорил в 2012 году о «праве не эмигрировать». В нашу эпоху, когда всем заправляет «право на права», не стоит забывать о «праве выбирать соседей». Это синоним «права жить в мире» в той же степени, что и «право уехать». В Мосуле нам повстречались выдающиеся люди, которые сражались за то, чтобы остаться. Ахмед Хасан, директор кафедры французского языка в Университете Мосула, остался в городе с женой и детьми. «Я читал "Электру" Жана Жироду», — с гордостью говорит он. Юг Деваврен прав: культура может повлиять на историческое противостояние людей. Культура вечна, она победит преходящее. «Мы продолжим читать!» — уверяет Хасан.

Ю.Д.: Подавляющее большинство молодежи думает об отъезде. Прежде всего, это касается Сирии, где бушует несколько конфликтов. Мне кажется, мы зря не постарались лучше организовать эту иммиграцию. Если мы готовы принять молодого сирийца или иракца, дать ему возможность получить образование и профессию, мы в результате получаем лучшего парня из деревни, трудягу, который не упустит ни одну возможность. Франция же закрылась, как устрица, от всех без разбора. В Университете Мосула мы встретились с горсткой преподавателей французского языка. Они показали нам свою библиотеку. Она сожжена дотла. Им удалось спасти лишь несколько книг по философии. О Франции все еще мечтают. Так приоткроем же дверь.

* «Исламское государство» — террористическая организация запрещена в РФ

Ирак. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2018 > № 2762744


Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 16 октября 2018 > № 2766747

Ирак хочет увеличить экспорт до 4 млн баррелей

Ирак планирует увеличить экспорт нефти до 4 млн баррелей в сутки с I квартала 2019 г. Об этом заявил министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби, сообщает пресс-служба Миннефти страны.

Министр «подтвердил, что нефтяной экспорт из южных портов достиг беспрецедентного уровня в 3,62 млн баррелей», указав, что «текущие планы Миннефти подтверждают повышение экспорта в течение I квартала 2019 г. до 4 млн баррелей в сутки».

Страны ОПЕК+ приняли решение восстановить добычу с июля, чтобы нивелировать падение добычи в Венесуэле, Иране и Мексике. Ирак – второй по величине производитель нефти в ОПЕК.

Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 16 октября 2018 > № 2766747


Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772979

ЛУКОЙЛ планирует начать добычу нефти на Блоке 10 на юге Ирака в 2021 г.

Об этом 10 октября 2018 г. сообщил гендиректор Dhi Qar Oil Company (DQOC) А. Варид.

Этот срок соответствует планам ЛУКОЙЛа, согласованным с Миннефти Ирака.

На блоке 10 продолжается активная фаза геологоразведочных работ (ГРР).

В марте 2018 г. ЛУКОЙЛ сообщил о том, что извлекаемые запасы нефти на месторождении Эриду на Блоке 10 по итогам бурения скважины Eridu-1 превышают 2,5 млрд барр.

А. Варид уточнил, что это крупнейшее открытие в Ираке за последние 20 лет.

Китайская компания Bohai начала бурить 4ю разведочную скважину на Блоке 10.

Буровые работы происходят параллельно с 3D-сейсмикой, которую ведет иракская госкомпания Oil Exploration Company, с которой ЛУКОЙЛ подписал контракт на проведение сейсморазведочных работ в конце 2017 г.

Согласно контракту, в ходе работ по оценке месторождения Эриду планируется проведение 3D сейсмических исследований на площади 983 км2.

Кроме того, в южной и центральной части Блока 10 планируется выполнение сейсморазведочных работ 2D общим объемом 3500 пог. км.

Блок 10 расположен на юге Ирака на территории провинций Ди-Кар и Мутанна, в 150 км к западу от г Басры и в 120 км от месторождения Западная Курна-2.

Площадь блока составляет 5,6 тыс км2, он располагается на границе между богатой углеводородами тектонической зоной Месопотамии и зоной Салман.

Правительство Ирака одобрило контракт с ЛУКОЙЛом на проведение геологоразведочных работ, разработку и добычу на Блоке 10 в 2012 г.

ЛУКОЙЛ владеет 60% в проекте и имеет статус оператора, еще 40% у японской Inpex.

Добыча на Блоке 10 рассчитана на 20 лет при подтверждении коммерческих запасов, с возможным продлением еще на 5 лет.

Премия за добытую нефть составляет 5,99 долл США/барр.

С момента начала реализации проекта партнеры успешно осуществили разминирование территории, выполнили 2022 км сейсморазведки 2D и пробурили 1ю разведочную скважину Eridu-1 глубиной 3168 м.

В феврале 2017 г ЛУКОЙЛ успешно завершил испытание 1й разведочной скважины Эриду 1 на Блоке 10 в южном Ираке.

В результате испытаний горизонта Мишриф (Mishrif) получен приток дебитом более 1 тыс м3/сутки малосернистой нефти.

Бурение 2й и 3й скважин подтвердило ранее принятую геологическую модель месторождения.

Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772979


Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772981

Ирак планирует увеличить добычу нефти до 5 млн барр/сутки

Иракская Basra Oil Company я (BOC) планирует увеличить добычу нефти с 3,2 до 5 млн барр/сутки в течение следующих 7 лет.

Директор BOC И. Исмаил сообщил об этом 12 октября 2018 г. на конференции в г. Стамбуле.

По его словам добыча на таком уровне будет продолжаться как минимум 20 лет после этого.

Среди рассматриваемых проектов - 3 новых подводных нефтепровода, которые заменят старые нефтепроводы, ведущие к нефтяному терминалу Хор Аль Амайя и нефтяному терминалу Аль-Басра, добавляя до 3 млн барр/сутки новых экспортных мощностей.

В настоящее время терминал Аль-Басра работает менее чем на половину своей полной мощности в 3,5 млн барр/сутки из-за риска разрыва нефтепровода.

В то время как терминал Хор Аль Амайя отключен из-за утечек нефти, которые происходят в тот момент, когда нефтепровод находится под давлением, достаточно высоким для его загрузки до такой степени, чтобы быть экономически целесообразным.

Напомним, что BOC уже анонсировала планы по увеличению добычи нефти в октябре 2017 г.

Тогда предполагалось, что компания достигнет показателя добычи в 6 млн барр/сутки нефти на юге Ирака к 2020 г.

Согласно данным ОПЕК, в августе 2018 г. добыча нефти в Ираке выросла до 4,649 млн барр/сутки.

Однако добыча там довольно нестабильная.

В сентябре 2018 г. в Басре прошли массовые беспорядки и столкновения с полицией.

К протестам привело запустение в самом богатом городе с самым большим портом Ирака - Басре, а также коррупция и бездействие властей.

Добыча нефти в Ираке тогда оказалась под угрозой.

В какой-то момент протестующие прорвались на территорию нефтяного месторождения Западная Курна-2, которое разрабатывает ЛУКОЙЛ, и избили полицейских, которые его охраняли.

Нефтяников они не тронули и не нанесли никакого ущерба добывающему оборудованию.

Вскоре ЛУКОЙЛ сообщил, что безопасности сотрудников и подрядчиков, работающих на объектах месторождения Западная Курна 2 ничего не угрожает, а ситуация находится под контролем

Позже правительству удалось стабилизовать ситуацию

Нефтяное месторождение Западная Курна, (West Qurna) относится к крупным, находится на севере провинции Румайла в 65 км на северо-западе от г Басры, на юге Ирака.

Месторождение открыто в 1973 г.

Геологические запасы нефти оценены в 3,44 млрд т (43 млрд барр).

По запасам углеводородов Западная Курна занимает 2е место в мире после саудовского месторождения Гавар (Ghavar).

Западная Курна состоит из 2 частей: Западная Курна-1 с запасами 1,38 млрд т, и Западной Курны-2 - 2,06 млрд т.

Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772981


Ирак > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772971

В Ираке нынешний министр нефти Джаббар аль-Луаби возглавил новую Иракскую национальную нефтяную компанию

Иракский кабинет назвал главу вновь созданной Иракской национальной нефтяной компании (ИНОК) - им стал нынешний министр нефти Ирака Джаббар аль-Луаби.

Об этом сказал 11 октября 2018 г. пресс-секретарь Министерства нефти Ассем Джихад в кулуарах конференции CWC Basra Mega Projects в Стамбуле.

Он сказал: «Да, он президент Иракской национальной нефтяной компании... Компания будет отвечать за Басрскую газовую компанию, Северную нефтяную компанию, и все это - больше, чем министерство».

Напомним, что Басрская газовая компания, основанная в 2013 г. - одна из основных иракских компаний, работающих в этом секторе.

Северная нефтяная компания - North Oil Company (NOC), государственная компания, входящая в Министерство нефти Ирака.

Созданная Иракская национальная нефтяная компания (ИНОК), по сути, является возвращением к старому порядку недропользования в Ираке.

Она уже была создана в 1964 г., а в 1987 г. национальная компания была объединена с министерством нефти страны.

В результате чего иностранные инвестиции в нефтяную промышленность Ирака были сильно ограничены.

Сейчас мы наблюдаем возвращение к старой модели функционирования иракской нефтегазовой отрасли на фоне разочарования в сотрудничестве с зарубежными добывающими игроками, работающими в стране на основе сервисных контрактов.

По мнению Ассема Джихада, создание ИНОК дает новый импульс фундаментальной перестройке нефтяного сектора страны.

Ирак > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 октября 2018 > № 2772971


Ирак. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2018 > № 2749279

Состоялась встреча Александра Новака с Министром нефти Республики Ирак Джаббаром Али Хусейном Аль-Луэйби

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в рамках Международного форума «Российская энергетическая неделя» встретился с Министром нефти Республики Ирак Джаббаром Али Хусейном Аль-Луэйби.

Российский Министр отметил, что кооперация в нефтегазовом секторе является одним из приоритетных направлений сотрудничества России и Ирака, также успешно функционирует механизм межведомственной рабочей группы по сотрудничеству в области энергетики.

«Высоко оцениваем результаты деятельности группы и рассчитываем на успешное продолжение ее работы», - сказал глава Минэнерго.

По словам Александра Новака, при участии российских нефтяных компаний в Ираке идет разработка одного из крупнейших месторождений в мире «Западная Курна – 2», его запасы составляют порядка 13 млрд баррелей. Также укреплению диалога на энергетическом направлении способствует взаимодействие по линии ОПЕК.

«Россия заинтересована в том, чтобы зарекомендовавший свою эффективность Совместный министерский мониторинговый комитет продолжал работу. Готовы обсуждать расширение его функционала в части обмена информацией о состоянии нефтяных рынков», - добавил Александр Новак.

Ирак. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2018 > № 2749279


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749165

Парламент Ирака на заседании во вторник со второй попытки избрал президента страны, им стал Бархам Салех — бывший глава правительства Иракского Курдистана, следует из трансляции телеканала "ас-Сумария".

Кандидатуру Бархама Салеха на пост президента страны выдвинула партия Патриотический союз Курдистана (ПСК) – одно из ведущих политических движений курдского автономного района Ирака. С 2009 по 2012 году Салех занимал пост главы правительства Иракского Курдистана.

Депутатам парламента пришлось проголосовать дважды, так как с первой попытки ни один из главных претендентов на пот главы государства не набрал необходимого количества голосов.

При этом заседание парламента Ирака, на котором депутаты должны были проголосовать по кандидатуре президента страны, ранее несколько раз переносилось из-за отсутствия необходимого кворума.

В сегодняшнем заседании приняли участие 265 депутатов. Голосование проходило в закрытом режиме.

На пост главы государства, который, согласно законодательству страны, занимает представитель курдской общины, претендовали 24 человека, пять кандидатов взяли самоотвод перед заключительным голосованием.

Главным конкурентом Бархама Салеха на пост президента страны был бывший руководитель канцелярии экс-главы Иракского Курдистана Масуда Барзани Фуад Хусейн.

После свержения Саддама Хусейна эту должность по внутренним межкурдским договоренностям занимали лишь члены ПСК. Сначала два срока подряд с 2004 года в кресле президента находился лидер и основатель ПСК Джаляль Талабани, а затем нынешний президент Фуад Маасум.

Избранному парламентом президенту страны предстоит выдвинуть кандидатуру нового премьер-министра из рядов наиболее крупной парламентской коалиции. В начале месяца новым председателем Совета представителей Ирака (парламента) избран бывший губернатор провинции Анбар Мухаммед аль-Хальбуси.

Высший федеральный суд Ирака 19 августа ратифицировал результаты парламентских выборов, которые прошли в стране 12 мая. Ранее иракский парламент проголосовал за необходимость ручного пересчета голосов на парламентских выборах в связи с выявленными нарушениями, что отложило создание нового правительства страны. Высшая независимая избирательная комиссия Ирака завершила частичный ручной пересчет голосов избирателей в начале августа.

В мае этого года парламентские выборы прошли в Ираке впервые после освобождения страны от террористов. По результатам, опубликованным избиркомом Ирака после выборов, победу одержала коалиция кандидатов, лидером которой является популярный шиитский богослов Муктада ас-Садр, сам при этом не баллотировавшийся. Коалиция премьера Хайдера аль-Абади заняла третье место, пропустив вперед также коалицию от шиитского народного ополчения во главе с Хади аль-Амери.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749165


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 сентября 2018 > № 2752869

Выборы в парламент пройдут в воскресенье в Иракском Курдистане впервые после победы над группировкой ИГ* и проведения референдума о независимости автономии от Багдада.

Выборы в законодательное собрание курдской автономии должны были состояться еще в ноябре прошлого года, однако были отложены из-за острого политического кризиса, вызванного жесткой реакцией Багдада на проведенный в регионе референдум о независимости.

Это пятые парламентские выборы в истории Иракского Курдистана. Первые состоялись в 1992 году.

В голосовании, согласно данным Высшей избирательной комиссии автономии, имеют право принять свыше 3 миллионов человек. За 111 мест в парламенте поборются свыше 700 человек.

Основными конкурентами на большинство мест в парламенте традиционно являются самые влиятельные и старейшие курдские партии — Демократическая партия Курдистана (ДПК), бессменным лидером которой является бывший глава региона, считающийся духовным авторитетом курдов — Масуд Барзани, и ее политический конкурент — Патриотический союз Курдистана (ПСК). На депутатские мандаты в законодательном собрании также претендуют оппозиционная партия "Горан" ("Перемены") и партия "Исламская группа".

В течение всего дня голосования, согласно заявлению МВД автономии, сообщение между провинциями автономии, а также с провинциями Ирака будет приостановлено.

Примечательно, что выборы в парламент Иракского Курдистана пройдут за день до голосования в палате представителей (парламент Ирака) по кандидатуре президента страны. На этот пост, который, согласно законодательству страны, занимает исключительно представитель курдской общины, претендуют семь человек. Главными кандидатами являются представители ДПК и ПСК.

ДПК на парламентское голосование выдвинула кандидатуру Фуада Хусейна, ранее занимавшего должность руководителя канцелярии экс-главы Иракского Курдистана Масуда Барзани. Патриотический союз Курдистана (ПСК) — выдвинул на пост президента страны экс-главу правительства автономии Бархама Салеха.

После свержения Саддама Хусейна эту должность по внутренним межкурдским договоренностям занимали лишь члены ПСК. Сначала два срока подряд с 2004 года в кресле президента находился лидер и основатель ПСК Джаляль Талабани, а затем — нынешний президент Фуад Маасум.

Избранному парламентом президенту страны предстоит выдвинуть кандидатуру нового премьер-министра из рядов наиболее крупной парламентской коалиции.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 сентября 2018 > № 2752869


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2018 > № 2773177

Atlantic Council: Политическая война в Ираке набирает обороты?

Сентябрьские беспорядки в Басре свидетельствуют о шаткости положения премьер-министра Ирака и неустойчивости коалиции Абади-Садра

Гражданские беспорядки в Ираке были направлены против премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади и исламской партии «Дава». Продолжающиеся демонстрации в южном иракском городе Басра доставили немало неприятностей иракскому федеральному правительству и не предвещают ничего хорошего для политической карьеры премьер-министра Ирака, пишет Каролина Роуз в статье для издания Atlantic Council.

В течение последних нескольких месяцев демонстранты выходили на улицы Басры, возмущенные отсутствием государственной помощи, нищетой и тяжелым положением дел в провинции. Совсем недавно демонстранты подожгли почти все федеральные и региональные правительственные здания. Сообщалось, что дипломатическая миссия США оказалась под обстрелом. Демонстранты также блокировали доступ к единственному глубоководному морскому порту Ирака Умм-Касра. Некоторые демонстранты захватили завод по очистки воды и взяли в заложники двух сотрудников этого завода, потребовав провести ремонт неисправной системы очистки воды. Десятки жителей Басры захватили иранское консульство в знак протеста против влияния Ирана на внутреннюю политику Ирака.

Подобные протесты происходили в Ираке и раньше, поэтому они не являются чем-то новым для южной иракской провинции. Тем не менее сентябрьские протесты отличаются от предыдущих. Жители Басры стали не просто выражать свое разочарование в отношении федерального правительства, их гнев сфокусирован исключительно на премьер-министре Ирака.

В Басре добывают 80% иракской нефти, что составляет 4% от мирового объема добычи нефти, однако провинция Басра остается одной из самых бедных в Ираке. Жители Басры пострадали из-за неисправной системы очистки воды, они сталкиваются с нехваткой электричества, а уровень безработицы в Басре значительно превышает средний уровень по стране, который в настоящий момент составляет 10,8%

Провинция Басра, расположенная на стыке между Тигром и Евфратом, исторически известна своей сложной системой извилистых каналов и ручьев, которые теперь отравлены мусором и сточными водами из-за отсутствия надлежащей инфраструктуры. В воде из реки Шатт-аль-Араб, которая является основным источником воды в городе, обнаружен высокий уровень химического и бактериального загрязнения. Начиная с 12 августа, сотни жителей Басры обратились в больницы из-за отравления питьевой водой. Медицинские учреждения не справлялись с потоком пострадавших, многие из которых умерли на больничном полу, так и не дождавшись помощи.

8 сентября силы безопасности Ирака установили в Басре контрольно-пропускные пункты на всех перекрестках и автомобильных дорогах города. Спокойствие снова вернулось в Басру, однако премьер-министр Ирака по-прежнему не может восстановить доверие жителей юга Ирака.

После провальных для Хайдера аль-Абади парламентских выборов в мае 2019 года его основная задача заключалась в создании коалиционного правительства между правящей исламской партией «Дава» и партией «Сайрун» во главе с мятежным шиитским клириком и популистом Муктадой ас-Садром. В рамках иракской конституции коалиционные переговоры должны длиться менее трех месяцев, однако стороны всё еще ведут кропотливые переговоры, что затянуло процесс формирования нового правительства.

Ранее премьер-министр Ирака после серии акций протеста в июле пообещал жителям Басры выделить $3 млрд для реализации инфраструктурных проектов, однако затем забыл про свое обещание. Вскоре после беспорядков в Басре ас-Садр посоветовал премьер-министру «остерегаться самоуспокоенности и халатности» и предоставить Басре обещанные деньги на реализацию инфраструктурных проектов. Коалиции «Сайрун» и «Фатх», которые обошли партию Аль-Абади на парламентских выборах в мае 2018 года, уже призвали премьер-министра уйти в отставку.

Сентябрьские беспорядки в Басре свидетельствуют о шаткости положения премьер-министра Ирака и неустойчивости коалиции Абади-Садра. Премьер-министр уволил несколько высокопоставленных лиц и создал следственные группы после беспорядков в Басре, однако это не помогло восстановить его политические позиции.

Возможная отставка премьер-министра Ирака будет иметь серьезные последствия для внешнеполитического курса страны и регионального порядка. Внешняя политика Аль-Абади опирается на тесные отношения с США и координацию действий в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в рамках Стратегического рамочного соглашения.

Ас-Садр уже заявил, что его партия не станет поддерживать кандидатуру Аль-Абади на пост премьер-министра нового правительства. Уход Аль-Абади негативно отразился бы на влиянии США в Ираке. Несмотря на явное сопротивление жителей южных провинций Ирака иранскому влиянию в стране, приход на место Аль-Абади кандидата от коалиции «Сайрун» или «Фатх» может привести к расширению регионального влияния Тегерана.

Максим Исаев

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2018 > № 2773177


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 сентября 2018 > № 2768562

Совет представителей Ирака (парламент) продолжит в субботу, прерванное в начале сентября заседание, главной темой встречи депутатов станет избрание нового спикера законодательного собрания и двух его заместителей.

Первое заседание избранного в мае нового состава Совета представителей (парламента) Ирака прошло в Багдаде третьего сентября. На нем депутаты должны были избрать председателя парламента и обоих его заместителей. Однако из-за возникших разногласий вокруг фигуры спикера заседание было отложено.

Пост главы парламента согласно договоренностям политических групп в постсаддамовском Ираке занимает представитель суннитской общины страны. Сейчас на эту должность претендуют девять человек, среди них — бывший министр обороны страны Халед аль-Обейди и вице-президент Ирака и экс-глава парламента Усама ан-Нуджейфи.

На должности заместителей председателя парламента традиционно избираются представители шиитской и курдской общины страны.

Высший федеральный суд Ирака 19 августа ратифицировал результаты парламентских выборов, которые прошли в стране 12 мая.

Ранее иракский парламент проголосовал за необходимость ручного пересчета голосов на парламентских выборах в связи с выявленными нарушениями, что отложило создание нового правительства страны. Высшая независимая избирательная комиссия Ирака завершила частичный ручной пересчет голосов избирателей в начале августа.

В мае этого года парламентские выборы прошли в Ираке впервые после освобождения страны от террористов. По результатам, опубликованным избиркомом Ирака после выборов, победу одержала коалиция кандидатов, лидером которой является популярный шиитский богослов Муктада ас-Садр, сам при этом не баллотировавшийся. Коалиция премьера Хайдера аль-Абади заняла третье место, пропустив вперед также коалицию от шиитского народного ополчения во главе с Хади аль-Амери.

Победившей на выборах коалиции народных избранников предстоит сформировать правительство, которое будет управлять страной следующие четыре года.

Избрание главы парламента и его заместителей будет проходить на фоне политического кризиса, вызванного неутихающими акциями протеста в самом южном иракском городе — Басре. Жители этого портового города на протяжении нескольких месяцев требуют от властей улучшения ситуации со снабжением города чистой питьевой водой и электричеством.

В начале сентября разгневанные демонстранты подожгли здания администрации провинции и городской администрации. Армейские части, которым было поручено навести порядок в портовом городе, во время разгона протестующих использовали слезоточивый газ и огнестрельное оружие. Есть погибшие и раненые в ходе беспорядков. Кроме того, демонстранты в Басре подожгли офисы проиранских политических партий и движений, иранское консульство и один из президентских дворцов в центре города.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 сентября 2018 > № 2768562


Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 сентября 2018 > № 2730142

Foreign Affairs: Ирак стоит на грани новой гражданской войны?

С 2003 года в Ираке имел место широкомасштабный конфликт между арабскими суннитами и шиитскими общинами. Но на предстоящей фазе конфликт в Ираке в основном будет разворачиваться из-за конкуренции за контроль над богатыми природными ресурсами между шиитскими соперничающими группировками

В 2017 году, когда Ирак при помощи международного сообщества освободил Мосул, иракское правительство объявило о победе в трехлетней войне против террористов, захвативших обширные северные районы Ирака. Однако заявление иракского правительства было преждевременным. Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по-прежнему представляют собой серьезную угрозу, поскольку правящая элита Ирака не справилась с проблемами, которые способствовали появлению ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Неспособность иракского правительства удовлетворить основные потребности обездоленного населения, устранить политические и социальные разногласия и выработать общую национальную структуру, которая объединила бы страну, вскоре может привести к еще одной разрушительной гражданской войне, пишет Рандж Алаалдин в статье для Foreign Affairs.

Ожидалось, что после иракских парламентских выборов в мае 2018 года ситуация в стране улучшится. Однако стало только хуже, а не лучше. Поголовная коррупция властей и нестабильность никуда не исчезли. Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который занял третье место на выборах, выдвинул ряд символических инициатив по борьбе с коррупцией. Иракские политики заявили, что могут потребоваться годы для борьбы с коррупцией, чтобы успокоить народ, который ждал реформы в течение 15 лет.

После выборов в стране начались массовые демонстрации на большей части южного Ирака, включая Басру, где протестующие сожгли здания провинциальных советов, консульство Ирана и штурмовали офисы политических партий. Басра обладает крупнейшими нефтяными запасами, на долю которых приходится 80% экспорта иракской нефти. Каждый месяц Басра приносит в правительственную казну более $7 млрд, поэтому данная провинция должна была стать самой богатой провинцией Ирака, но она относится к числу самых бедных. В Басре нет бесперебойного электричества, чистой воды и рабочих мест.

С 2003 года в Ираке имел место широкомасштабный конфликт между арабскими суннитами и шиитскими общинами. Но на предстоящей фазе конфликт в Ираке в основном будет разворачиваться из-за конкуренции за контроль над богатыми природными ресурсами между шиитскими соперничающими группировками.

Когда боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 2014 году заполнили политическую и идеологическую пустоту, которая существует и по сей день, они оперлись на ощущение маргинализации среди иракских суннитов, а также на недовольство коррупцией и дисфункцию правительства Багдада. Эти глубоко укоренившиеся проблемы существуют до сих пор, однако суннитские арабы вряд ли смогут мобилизоваться в обозримом будущем. Они потеряли слишком много крови в результате изматывающих сражений против внутренних врагов (ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и иракских племен) и внешних врагов (США и сирийские вооруженные силы, преимущественно состоящие из шиитов).

Следующая война в Ираке, вероятно, станет гражданской войной между шиитскими соперниками. С 2003 года разные группировки шиитов доминируют на разных уровнях власти, включая учреждения по обеспечению безопасности. Разные шиитские группы используют ополченцев для охраны значительных государственных ресурсов. В совокупности шиитское ополчение является гораздо более мощным субъектом, чем иракские вооруженные силы, которые не выдержали наступления ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 2014 году.

Политический ландшафт Ирака и ситуация в сфере безопасности существенно изменились с 2003 года. Официально 100-тысячная ополченческая организация, сформированная после развала иракской армии и известная как Силы народной мобилизации, находится под государственным контролем. Однако на самом деле в состав Сил народной мобилизации входит множество автономных групп ополченцев, подконтрольных Ирану, которые не подчиняются правительству в Багдаде и имеют опыт яростного противостояния с иракской армией.

Напряженность усилилась между премьер-министром Ирака (главнокомандующим вооруженными силами) и поддерживаемым Ираном руководством Сил народной мобилизации. Глава бригады «Бадр» — одного из самых боеспособных шиитских ополчений Ирака — Хади аль-Амири и де-факто глава Сил народной мобилизации, как сообщается, предупредил специального посланника президента США по глобальной коалиции Бретта Макгерка о том, что он свергнет правительство, сформированное в результате вмешательства США. Представители Сил народной мобилизации уже предупредили иракских военных, чтобы те не вмешивались в текущий политический процесс. Иракские военные почти наверняка проиграли бы Силам народной мобилизации в случае столкновения, поскольку шиитские ополчения сейчас объединены под одним знаменем и представляют из себя хорошо подготовленные и боеспособные группы, а не разрозненные и плохо организованные группировки десятилетней давности. К тому же Силы народной мобилизации пользуются большей легитимностью и поддержкой со стороны населения из-за успехов на поле боя и своего происхождения. Армия, напротив, широко воспринимается как коррумпированная и неэффективная структура.

Структурные условия в Ираке таковы, что политическое соперничество и давние обиды могут перерасти в гражданский конфликт. Социальные беспорядки, подобные протестам в Басре, могут спровоцировать еще одну войну между соперничающими группировками, которые конкурируют за контроль над природными богатствами Ирака с 2003 года.

Александр Белов

Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 сентября 2018 > № 2730142


Ирак. США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 12 сентября 2018 > № 2727087

Протесты в Басре могут привести к снижению добычи в Ираке и повышению мировых цен на нефть.

Из-за новой волны массовых беспорядков в иракской Басре, под угрозой оказалась добыча нефти. Правительство рапортует о том, что пока удается сдерживать уровень добычи, а антиправительственные выступления называет политическим саботажем.

Такое заявление правительство Ирака сделало 10 сентября 2018 г.

По словам министра нефтяной промышленности страны Д. аль-Лаиби, несмотря на сложную ситуацию производство сохраняется в объеме 4,36 млн барр/сутки.

Напомним, что беспорядки в некогда богатой и изобилующий Басре проходят последнюю неделю.

Народные волнения связаны с запустением и разрухой в городе, а также коррупцией в правительстве.

Согласно данным управления здравоохранения провинции Басра, с начала сентября 2018 г более 18 тыс жителей Басры отравились водопроводной водой.

Больницы, переполненные пациентами, начали рушиться.

Тысячи людей вышли на массовые акции протеста.

Беспорядки начались после гибели 2х демонстрантов, когда появилась информация о том, что в них стреляли с крыш правительственных зданий.

После столкновений с полицией, власти страны объявили чрезвычайное положение и ввели военные подразделения.

По данным МВД Ирака, со времени начала беспорядков не менее 12 участников беспорядков погибли, 50 получили ранения и травмы.

В результате массовых беспорядков были разрушены инфраструктурные объекты, из-за чего начались перебои с электроснабжением.

Протестующие сожгли консульство Ирака, а также ряд офисных зданий проправительственных партий и организаций.

В правительстве Ирака вместо того, чтобы пойти на диалог с протестующими гражданами своей страны, назвали демонстрации политическим саботажем.

Были зафиксированы случаи нападения и поджоги пожарных машин, город, испытывающий дефицит воды, где температура в дневные часы поднимается до 50 градусов чудом не выгорел полностью.

В какой-то момент протестующие прорвались на территорию нефтяного месторождения Западная Курна-2 и избили полицейских, которые его охраняли.

Нефтяников они не тронули и не нанесли никакого ущерба добывающему оборудованию.

Вскоре ЛУКОЙЛ, который является оператором проекта, сообщил, что безопасности сотрудников и подрядчиков, работающих на объектах месторождения Западная Курна 2 ничего не угрожает, а ситуация находится под контролем

Протестующих можно понять.

Жители богатого нефтью юга страны чувствуют себя игнорируемыми Багдадом, несмотря на обещания решить проблемы, связанные с основными коммунальными услугами и высокой безработицей.

Юг Ирака содержит 80% доказанных запасов нефти страны и содержит единственный в стране глубоководный порт ум-Каср.

Огромная часть доходов иракского бюджета производится в Басре, но не остается там.

Басра, расположенная на р Шатт-Эль-араб, когда-то была известна как Венеция Востока из-за своей системы каналов, которые теперь заполнены мусором.

Не так давно это был процветающий, этнически разнообразный, экзотический торговый город, но сейчас он выглядит неухоженным и разрушенным.

В июле 2018 г временный премьер-министр Х. Аль-Абади пообещал миллиарды долл США для реконструкции инфраструктуры Басры после предыдущих беспорядков, которые случились несколько месяцев назад.

Однако деньги так выделены и не были.

Помимо внутренней политики, беспорядки в Басре могут оказать непосредственное влияние на мировые цены на нефть.

Ирак находится на 2м месте по величине доказанных запасов нефти в мире, а добыча в провинции Басра и окружающих районов составляет, по некоторым оценкам, до 4% от мировой добычи.

Ирак. США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 12 сентября 2018 > № 2727087


Ирак > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 11 сентября 2018 > № 2730200

Asia Times: Протесты могут заблокировать добычу нефти в Ираке

На 15 нефтяных месторождений Басры приходится почти 60% запасов нефти в стране. Выручка провинции составляет около $60 млн в день или 3,6 млн баррелей в день, при том, что общий объем добычи нефти в Ираке составляет около 4,3 млн баррелей в день

В пятницу вечером, 7 сентября, в иракском городе Басра протестующие подожгли иранское консульство. Это один из последних актов возмущения жителей города, который должен был стать одним из самых богатых городов в Ираке, учитывая огромные запасы нефти и наличие морского порта, однако Басра остается одним из самых ветхих иракских городов, пишут Омар Джаффал и Сафа Кхалаф в статье для Asia Times.

Согласно данным управления здравоохранения провинции Басра, с начала сентября более 18 тыс. жителей Басры отравились водопроводной водой. Больницы, переполненные пациентами, начали рушиться.

В провинции Басра, также как и в соседнем Иране, проживает шиитское большинство. Однако в последние годы жители города Басра стали враждебно относиться к Тегерану в связи с его вмешательством в иракскую внутреннюю политику, поддержкой политических партий и вооруженных группировок.

Иранское консульство подожгли всего через 24 часа после того, как протестующие, игнорируя правительственный комендантский час, подожгли офисы крупных шиитских политических партий и поддерживаемых Ираном вооруженных группировок ополчения, составляющих основу Сил народной мобилизации.

Протестующие также не пощадили здание местного правительства и провинциального совета, они также попытались поджечь их. Беспорядки в Басре начались в июле, правоохранительные органы применили слезоточивый газ и огнестрельное оружие, чтобы остановить протесты. По данным ООН, за первую неделю протестов было убито девять демонстрантов, еще 93 человека получили ранения.

Смерть демонстрантов только подлила масла в огонь. Улицы Басры теперь не безопасны. Военные не стали вмешиваться. Группы разъяренной молодежи бродили по центру города, требуя мести за убитых. Город, похоже, начал выходить из-под контроля.

В четверг, 6 сентября, протестующие заблокировали работу одного из важнейших портов Ирака — Умм-Каср. Провинция Басра предоставляет единственный выход к морю, а Умм-Каср — это один из пяти коммерческих морских портов, через которые страна удовлетворяет свои основные потребности. Перекрытие дорожного сообщения заставило министра транспорта обратиться к протестующим через местные радиостанции. Порт в конце концов был вновь открыт в субботу, 8 сентября, перед самым рассветом.

Порты провинции Басра имеют стратегическое местоположение и выходят в Персидский залив. Порты находятся под контролем политических партий, которые получают крупные доходы благодаря потоку товаров, которые ввозят в страну в обход таможни. Представители администрации одного из портов сообщили изданию Asia Times, что службы безопасности портов не могут взять их под полный контроль.

«Политические партии рассматривают порты как свою частную собственность. Товары освобождаются от контроля и инспекции. Поставщики, ведущие бизнес с правящими партиями, платят меньше налогов», — заявили представители администрации одного из портов.

На 15 нефтяных месторождений Басры приходится почти 60% запасов нефти в стране. Выручка провинции составляет около $60 млн в день или 3,6 млн баррелей в день, при том, что общий объем добычи нефти в Ираке составляет около 4,3 млн баррелей в день. Правительство использует нефтяной сектор для финансирования своей деятельности, однако лишь небольшая часть от вырученных средств возвращается в Басру. Резкий контраст между нефтяным богатством Басры и жалкими условиями, в которых живут жители провинции, вынудило протестующих выйти на демонстрации. Они потребовали рабочих мест, чистой водопроводной воды и бесперебойной подачи электроэнергии.

Иностранные компании, работающие в Басре, должны предоставлять местным жителям от 50% до 80% рабочих мест на своих предприятиях в зависимости от контракта, однако иностранные компании часто нарушают свои обязательства. Правительство также разрешило иностранным компаниям приобретать обширные участки сельскохозяйственных угодий к северу от Басры, которые в дальнейшем будут использоваться в качестве нефтяных месторождений, что приведет к уничтожению фруктовых садов и финиковых пальм и увеличению безработицы. Официальная статистика гласит, что уровень безработицы в провинции составляет около 7,8%, но исследования показывают гораздо более высокий уровень безработицы. Официальная статистика не отражает реальную картину происходящего в Басре.

Правительство в Багдаде опасается, что ухудшающаяся ситуация в Басре может сорвать добычу нефти. Рабочие не смогут попасть на предприятия, поскольку протестующие могут перекрыть все дороги. Нефтяные компании сократили количество иностранных специалистов, поскольку те боятся за свою жизнь.

Снижение добычи нефти нанесет финансовый ущерб Багдаду, которому придется выплачивать компенсации нефтяным компаниям. Наряду с крупнейшими мировыми нефтяными компаниями в Басре находятся сотни охранных компаний и компаний по материально-техническому обеспечению. По мере ухудшения ситуации в сфере безопасности им тоже придется покинуть Басру. Если эти компании уйдут, то добыча нефти остановится.

Александр Белов

Ирак > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 11 сентября 2018 > № 2730200


Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 сентября 2018 > № 2730541

Добыча сырья в Ираке не пострадала от беспорядков в стране.

На уровне 4,36 млн б/с остается добыча нефти в Ираке, несмотря на беспорядки в стране, сообщил министр нефти Джаббар аль-Луайби. «Добыча продолжается в последние дни в нормальном режиме, несмотря на сложную ситуацию», — приводит слова министра агентство Bloomberg. В южных провинциях, отметил аль-Луайби, ситуация улучшается, энергетические объекты не пострадали от протестов, страна способна нарастить добычу до 4,75 млн б/с.

Иракская Басра охвачена беспорядками с начала минувшей недели. Тысячи демонстрантов, требующих от властей улучшения ситуации со снабжением города чистой питьевой водой и электричеством, проводят бессрочные акции протеста, выливающиеся в столкновения с силовиками.

6 сентября демонстранты в Басре подожгли офисы проиранских политических партий и движений, а в пятницу — иранское консульство и один из президентских дворцов в центре города. Также демонстранты прорвались на территорию нефтяного месторождения «Западная Курна-2» неподалеку от города, избили полицейских, однако сотрудники предприятия не пострадали.

Ирак > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 сентября 2018 > № 2730541


Ирак > Миграция, виза, туризм > un.org, 4 сентября 2018 > № 2722177

Число перемещенных лиц в Ираке впервые с 2014 года составило менее 2 миллионов человек

Согласно новому отчету Международной организации по миграции, число вынужденных переселенцев в Ираке впервые за четыре года составило менее двух миллионов человек. Из организации также сообщают, что четыре миллиона иракцев вернулись домой.

Информацию о перемещенных лицах в стране собирают с января 2014 года, когда началась военная операция правительства Ирака против ИГИЛ. Из-за боевых действий свои дома покинули шесть миллионов иракцев - это почти 15 процентов всего населения страны. В декабре 2017 года премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади объявил о победе над ИГИЛ.

Большая часть внутренне перемещенных лиц (97 процентов) возвращается к себе домой, два процента – к родственникам или знакомым, и лишь один процент – 19 тысяч человек – поселились в церквях, школах или в заброшенных зданиях. Согласно последним данным Международной организации по миграции, люди, которым удалось вернуться, сообщают о том, что ситуация в области безопасности улучшилась, жилье - доступно, а также, что в принятии решения о возвращении они получили поддержку лидеров сообщества и родственников.

Из 2-х миллионов внутренне перемещенных лиц 1,2 миллиона живут в частных домах, полмиллиона во временных лагерях и около 200 тысяч в укрытиях. Основными факторами, останавливающими людей, являются разрушенные или поврежденные дома и инфраструктура, отсутствие денег и возможностей устроиться на работу, опасения за безопасность.

«Данные МОМ отразили фазы развития кризиса и сыграли критически важную роль в планировании гуманитарной помощи. Данные о возвращении людей также будут необходимы для участия в восстановлении и реинтеграции», - заявила Марта Руедас, Координатор гуманитарной программы ООН в Ираке.

Данные о перемещении людей были получены благодаря системе управления информацией Международной организации по миграции, которая отслеживает движение населения во время кризиса. С начала 2014 года организация предоставляет ежемесячные и тематические отчеты о перемещенных лицах в Ираке.

Ирак > Миграция, виза, туризм > un.org, 4 сентября 2018 > № 2722177


Ирак. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 1 сентября 2018 > № 2721363

«Информационный вброс»: Ирак не закрывал небо для России

Ирак опроверг закрытие воздушного пространства для российского самолета‍

Посол Ирака в РФ Хайдар Мансур Хади заявил о недостоверности информации о закрытии Ираком воздушного пространства для российского военного самолета, ранее опубликованной ливанским изданием Al-Masdar. Он заявил, что данный «информационный вброс» был направлен на ухудшение отношений между Москвой и Багдадом.

Посол Ирака в РФ Хайдар Мансур Хади опроверг информацию о том, что Ирак закрыл свое воздушное пространство для российского самолета. По словам дипломата, «цель этих информационных вбросов — повлиять на отношения между Москвой и Багдадом». «Мы продолжаем сотрудничать с Россией в рамках информационного центра в Багдаде с участием сирийцев и иранцев (четырехстороннего координационно-информационного центра с участием военных России, Ирака, Сирии и Ирана — «Газета.Ru»)», — подчеркнул Хади.

Ранее ливанский портал Al-Masdar сообщал, что Ирак не пустил в свое воздушное пространство российский военно-транспортный самолет Ту-154М. По данным издания, инцидент произошел 31 августа.

Самолет, направлявшийся в сирийскую провинцию Латакия, где находится российская авиабаза Хмеймим, был вынужден вернуться в воздушное пространство Ирана, поскольку «иракское правительство приняло решение заблокировать полет военного самолета над своим воздушным пространством». Согласно информации портала, у Минобороны Ирака не было причин для таких действий. Впрочем, причину запрета в Ираке объяснять не стали.

Как сообщает Al-Masdar, через некоторое время экипаж Ту-154М попытался еще раз пролететь через воздушное пространство страны. Но чем окончилась эта попытка, издание не уточняет.

В ливанском издании предположили, что самолет, скорее всего, собирался перевезти на авиабазу Хмеймим российские войска. По этой причине решение Ирака закрыть для лайнера свое воздушное пространство вызывает вопросы, подытожил Al-Masdar News.

Воздушно-космические силы (ВКС) России используют воздушное пространство Ирана и Ирака, чтобы перебрасывать в Сирию самолеты, участвующие в операции против террористов в этой стране. Между Дамаском и Багдадом действует соглашение, позволяющее использовать воздушное пространство обеих стран для нанесения ударов по террористам группировки «Исламское государство» (ИГ признана в России террористической и запрещена).

Из России в Сирию можно лететь через Турцию, но Анкара не позволяет российским ВКС входить в воздушное пространство страны. Москва для этого пользуется в основном воздушным пространством Ирака и Ирана. Впрочем, несколько раз Россию обвиняли в том, что ее самолеты осуществляли полеты над Турцией.

Один такой случай закончился международным скандалом. Еще в январе 2016 года министерство иностранных дел Турции вызвало посла России в Анкаре из-за заявления о нарушении воздушного пространства страны, передает агентство Reuters. МИД Турции в связи с этим призвал РФ прекратить нарушать воздушное пространство страны.

При этом в минобороны России заявили, что самолеты российской авиагруппы в Сирии не нарушали воздушное пространство Турции.

«Никаких нарушений воздушного пространства Турции самолетами российской авиагруппы в Сирийской Арабской Республике не было. Заявления турецкой стороны о якобы факте нарушения российским самолетом Су-34 воздушного пространства – голословная пропаганда», — сказал официальный представитель минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков.

Кстати, не только Ирак и Турция заявляют о нарушении российской стороной их воздушного пространства. По утверждению эстонских военных, самолет Ту-154М, принадлежащий МВД России, без разрешения якобы вошел в воздушное республики 20 июня.

«В среду днем в районе острова Вайндлоо принадлежащий министерству внутренних дел РФ самолет Ту-154М без разрешения вошел в воздушное пространство Эстонии. Самолет находился в эстонском воздушном пространстве около минуты. У Ту-154 был включен транспондер, но полетный план на него представлен не был. Самолет не вступал в радиоконтакт с диспетчерскими службами Эстонии», — написали в сообщении пресс-службы эстонских Сил обороны.

Аналогичный случай произошел спустя три недели, 12 июля. Эстонские военные заявили, что самолет Военно-воздушных сил (ВВС) России Ил-76 вошел в воздушное пространство республики без разрешения.

«В четверг днем в районе острова Вайндлоо самолет ВВС России Ил-76 без разрешения вошел в воздушное пространство Эстонии и находился там около минуты. Транспондер самолета был включен, однако план полета представлен не был. Самолет не вступал в контакт с эстонской диспетчерской службой», — говорилось в сообщении пресс-службы эстонских Сил обороны.

Комментируя эти ситуации, в минобороны РФ в очередной раз заявили, что все полеты самолетов российских ВКС выполнялись и выполняются в строгом соответствии с международными правилами использования воздушного пространства над нейтральными водами. По словам российских военных, их самолеты не нарушают границы других государств.

Кстати, российское воздушное пространство тоже периодически нарушается. Так, 28 августа неопознанный иностранный самолет пересек гражданские воздушные трассы недалеко от Владивостока, передавал ТАСС со ссылкой на Хабаровский зональный центр Единой системы организации воздушного движения. «Это был неопознанный самолет, иностранный. В 01:05 по Гринвичу (04:05 мск, 11:05 по местному времени – «Газета.Ru») он появился в нескольких километрах от береговой черты в точке обязательного донесения. В этом месте проходят воздушные трассы для гражданских судов», — отметили в центре

Как отметил собеседник агентства, перехват не объявлялся, из-за чего самолет просто улетел. При этом комментировать данную ситуацию в пресс-службе Восточного военного округа и в Пограничном управлении ФСБ по Приморскому краю отказались.

Ирак. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 1 сентября 2018 > № 2721363


Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 августа 2018 > № 2714883

«Газпром нефть» ввел в эксплуатацию вторую линию газового завода Бадра в Ираке.

«Дочка» «Газпром нефти» – «Газпром нефть Бадра» – ввела в эксплуатацию вторую линию установки комплексной подготовки газа (УКПГ) мощностью 800 млн кубометров в год на месторождении Бадра в Ираке, сообщила компания. На церемонии пуска линии УКПГ, которая стала заключительным этапом создания газовой инфраструктуры месторождения Бадра, присутствовали глава Минэнерго РФ Александр Новак, министр нефти Ирака Джаббар аль-Луаиби и председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков. Общая мощность установки по переработке газа составляет 1,6 млрд кубометров в год.

«С вводом в эксплуатацию линии «В» установки комплексной подготовки газа мы завершили создание современной газовой инфраструктуры месторождения Бадра. Вывод установки на режимные параметры позволит существенно повысить эффективность нашего актива и обеспечит не менее чем 95-процентный уровень утилизации попутного нефтяного газа», – отметил на церемонии первый замгендиректора «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

Месторождение Бадра расположено на территории провинции Васит на востоке Ирака. Геологические запасы – 3 млрд баррелей нефти. Контракт с правительством Ирака на разработку месторождения был подписан в январе 2010 года по итогам тендера.

Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 августа 2018 > № 2714883


Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 27 августа 2018 > № 2713241

Газпром нефть запустила вторую технологическую линию газового завода на месторождении Бадра в Ираке.

Газпром нефть Бадра (дочка Газпром нефти) ввела в промышленную эксплуатацию линию В установки комплексной подготовки газа (УКПГ) мощностью 800 млн м3/год на нефтяном месторождении Бадра в Ираке.

Об этом пресс-служба Газпром нефти сообщила 27 августа 2018 г.

Запуск новой технологической линии УКПГ - заключительный этап создания газовой инфраструктуры нефтяного месторождения Бадра, который позволит нарастить объемы выпуска товарной продукции после декабря 2017 г, когда была начата промышленная эксплуатация УКПГ:

- сухого товарного газа, доставляемого на тепловую электростанцию (ТЭС) Аз-Зубайдия по 100-километровому магистральному газопроводу (МГП);

- товарного газа для газотурбинной электростанции (ГТЭС), 5 агрегатов ГТЭС в сумме способны производить 123,5 МВт электроэнергии;

- 10 МВт электроэнергии по воздушной линии электропередач должны поступать в жилой комплекс Газпром нефть Бадра, в г Бадра и прилегающие населенные пункты.

- сжиженный углеводородный газ должен поставляться иракской государственной компании Gas Filling Company.

1я очередь УКПГ была построена в июне 2017 г.

Общая мощность установки по переработке газа - 1,6 млрд м3/год.

Церемония ввода в промэксплуатацию в декабре 2017 г прошла в присутствии министра энергетики РФ А. Новака, министра нефти республики Ирак Джаббара аль-Луаиби и предправления Газпром нефти А.Дюкова.

1й замгендиректора «Газпром нефти» В. Яковлев отметил: «С вводом в эксплуатацию линии В УКПГ мы завершили создание современной газовой инфраструктуры месторождения Бадра. Вывод установки на режимные параметры позволит существенно повысить эффективность нашего актива и обеспечит не менее, чем 95% уровень утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ). Газовый завод в Бадре стал не просто значимой частью создаваемого Газпром нефтью высокотехнологичного производственного комплекса, но и важным элементом энергетической системы всего региона».

Таким образом Газпром нефть получила возможность монетизировать все углеводороды, добываемые на месторождении Бадра.

Нефтяное месторождение Бадра находится в провинции Васит на востоке Ирака.

Геологические запасы Бадры оцениваются в 3 млрд барр нефти.

В марте 2017 г накопленная добыча нефти на месторождении составила 5 млн т.

Проект разработки рассчитан на 20 лет с возможным продлением на 5 лет.

Контракт с правительством Ирака подписан в январе 2010 г консорциумом в составе Газпром нефти (в статусе оператора), Kogas (Корея), Petronas (Малайзия), ТРАО (Турция).

Доля участия Газпром нефти в проекте составляет 30%, Kogas - 22,5%, Petronas - 15%, ТРАО - 7,5%.

Доля иракского правительства, которое представлено иракской Геологоразведочной компанией (Oil Exploration Company, OEC), - 25%.

Ирак. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 27 августа 2018 > № 2713241


Ирак. Афганистан. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 августа 2018 > № 2714724

The New York Times (США): Бессрочная война

В результате неудачных кампаний Пентагона в Ираке и Афганистане появилось целое поколение солдат, которым не за что сражаться, кроме как друг за друга. Лауреат Пулитцеровской премии Кристофер Чиверс рассказывает историю Роберта Сото — одного из участников бессрочной оккупации Афганистана, которая ведется с 2001 года, и ей не видно конца.

Кристофер Чиверс (C. J. Chivers), The New York Times, США

В результате неудачных кампаний Пентагона в Ираке и Афганистане появилось целое поколение солдат, которым не за что сражаться, кроме как друг за друга.

Солдаты Второго взвода не скрывали мрачного настроения, когда при ярком дневном свете переходили реку Коренгал. Было начало апреля 2009 года, когда Пентагон всерьез возобновил войну в Афганистане. Миссия взвода состояла в том, чтобы подняться на горный склон и попытаться устроить ночную засаду на талибов. Всего их было около 30 человек: стрелки, пулеметчики и разведчики, среди них как первоначальные члены взвода, так и пришедшие на замену раненым и погибшим. Многие из них считали поставленную задачу глупой, пустой и опасной тратой времени — еще один пример попыток не верившего в свои силы армейского подразделения показать свою активность офицерам в ходе войны, не обремененной целями и надеждами. По ходу продвижения они только и делали что сквернословили.

Специалиста Роберта Сото страх преследовал с тех пор, как солдаты покинули свою базу, заставу Коренгаа. Его взвод был частью пехотного подразделения, называвшего себя «Гадюкой» в качестве позывного для роты «Браво», первый батальон 26-го пехотного полка. «Гадюка» заняла форпост на девять месяцев, и все это время ее солдаты вынуждены были довольствоваться небольшим участком долины и обнищалыми деревнями, цеплявшимися за склоны расположившихся под высокими вершинами холмов. Второй взвод начал развертывание с трех эскадронов, но понес столько потерь, что в тот день даже с помощью пополнений восполнил первоначальный состав не более чем на две трети. С потерями пришло и знание. Сото не понаслышке знал, что война не похожа на тот тщательно продуманный национальный проект, что генералы обсуждали в новостях. Сам он присоединился к армии менее двух лет назад, движимый желанием защитить Соединенные Штаты от очередного нападения террористов. Но его идеализм быстро сменился реализмом, а война как для него самого, так и для его друзей стала делом жизни и выживания. В остальных вопросах его мучили сомнения, начиная с компетентности организаторов войны и заканчивая целесообразностью засад с помощью вышеупомянутого разведывательного подразделения. Он не верил, что это сработает.

Сото чувствовал неустанную слежку за патрулем. Нас видят все.

Парню было 19, но выглядел он на пару лет моложе, поскольку весил всего 72 килограмма и не имел практически никакой растительности на лице. На службу в армию он поступил в возрасте 17 лет, будучи студентом театрального училища, а после войны планировал стать актером. Часто он выполнял свои обязанности с широкой улыбкой, напевая все подряд: R. & B., рэп, рок, хип-хоп, блюз. Это способствовало его популярности во взводе, даже когда он стал выглядеть напряженнее и старше своих лет; даже после смерти друзей и сержантов, которыми восхищался.

С крутым подъемом в гору он столкнулся, будучи готовым физически, но вымотанным эмоционально. Мы просто пытаемся выбраться отсюда за два месяца, думал он. Они с товарищами пробыли в долине очень долго, полностью пропитавшись потом. Четырехглавая мышца и икры гнали его вперед, словно вьючное животное для шедшего рядом с ним специалиста Артуро Молано, который тащил пулемет M240. Они неплохо сработались: преодолев сложный участок, один солдат оборачивался и протягивал руку другому. «Чувак, ты в порядке?» — спросит Сото, а Молано скажет, что все хорошо. «Хочешь, понесу пулемет?» — предложит Сото, а Молано как всегда откажется. Сото считал Молано самоотверженным и жестким человеком, который имел обыкновение таскать на себе больше, чем гораздо более крупные мужчины. Ему нравилось быть партнером такого солдата.

Через несколько часов Второй взвод достиг вершины. Солдаты глубоко вдохнули разреженный воздух. Здесь, вдали от вечно горящего мусора заставы, воздух был невероятно чист.

Несколько солдат отправились вперед, чтобы проверить тропу, и лишь затем к месту засады двинулась остальная часть взвода. Переговариваясь шепотом, солдаты расположились треугольником на одной из горных троп. Второй лейтенант Джастин Смит, командир их взвода, поставил Молано на один угол, а второго человека с M240 — на другой, в результате чего их пулеметы оказались повернуты друг к другу для создания зоны перекрывающего огня. Другие солдаты занялись установкой осколочных мин.

До наступления темноты все было готово. Воздух был холодным, то и дело налетали сильные порывы ветра. Сото дрожал. Он достал из рюкзака сухую майку и носки, переоделся, съел протеиновый батончик и запил водой. На некотором отдалении внизу он увидел аванпост своей роты и понял, что боевики, когда нападают, видят все именно так. В горном воздухе послышался далекий призыв к молитве.

В начале октября афганской войне исполнится 17 лет, а четкой стратегии завершения боевых действий все нет, хотя сменилось вот уже три президента. К юбилею будущие призывники, родившиеся после терактов 2001 года, станут достаточно взрослыми, чтобы вступить в армейские ряды. А ведь Афганистан — не единственная длительная американская кампания. Начавшаяся в 2003 году война в Ираке возобновилась и продолжается в иной форме на территории Сирии, где американские военные заняли целый ряд наземных застав без какого-либо четко продуманного плана или схемы прекращения операций. Соединенные Штаты неоднократно заявляли об успехе своих многочисленных кампаний: в конце 2001 года; весной 2003-го; в 2008 году; в рамках краткосрочного вывода войск из Ирака в конце 2011-го; а также в недавнем перезахвате развалин Рамади, Фаллуджи, Мосула и Ракки у «Исламского государства» (запрещена в РФ, ред.), террористической организации, которая образовалась в горниле оккупированного Ирака и которой в начале войн по борьбе с терроризмом еще даже не существовало. Войны продолжаются, а конфликт в Афганистане близок к тому, чтобы стать пунктом назначения для американских солдат, родившихся уже после его начала.

В вышеупомянутых войнах было задействовано более трех миллионов американцев. Около 7 000 из них погибли, десятки тысяч получили ранения. И это продолжается из года в год, зачастую при однообразных обстоятельствах, включая роковое июльское нападение на капрала Джозефа Масиэла со стороны афганского военнослужащего — участника тех самых сил, что были подготовлены и вооружены Соединенными Штатами, и от которых последние теперь вынуждены защищаться.

Ясно одно: вынудившая этих мужчин и женщин отправиться за границу политика с ее упором на военные действия и собственным видением реорганизации наций и культур, не увенчалась успехом. Вне всяких сомнений с помощью войн не удалось достичь того, что обещали их организаторы, независимо от находящейся у власти партии или командующих генералов. Удивительно дорогие, стратегически непоследовательные и ставшие предметами сделок сменяющих друг друга старших офицеров, политиков и пишущих редакционные статьи милитаристов войны продолжаются в разной форме и под разными предлогами с тех самых пор, как в 2001 году самолеты врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра. Даже сегодня им не видно ни конца ни края, а в бюджете Пентагона они всякий раз утверждаются как некая запланированная правительственная акция.

На фоне роста затрат — будь то в долларовом эквиваленте, с точки зрения потерянного престижа или пролитой крови — архитекторы войны и поддерживающие их обозреватели зачастую имеют наготове оптимистические или приукрашенные прогнозы, каждый из которых представляет некий новый проект или план некоего только что назначенного генерала. Судя по хвалебным одам, американские военные кампании за рубежом вершат правосудие, способствуют смещению тиранов, предотвращению насилия на западной земле, распространению демократии, содействуют развитию, предотвращают войны на религиозной почве, защищают мирных граждан, снижают уровень коррупции, борются за права женщин, сокращают объемы международной торговли героином, контролируют последствия экстремистской религиозной идеологии, создают законопослушные и грамотные органы безопасности в Ираке и Афганистане и, наконец, выстраивают такую государственность, которая сможет поддерживать независимость, попутно противодействуя будущим деспотам и террористам.

Помимо смещения тиранов и убийства Усамы бен Ладена, ничего из перечисленного убедительностью не отличалось. Выдающиеся успехи оказались недолговечны. На место старых подонков приходят новые, а коррупция и беззаконие продолжают носить повсеместный характер. Погибло бесчисленное количество гражданских лиц — во много раз больше, чем в результате террористических атак 2001 года. А кто-то получил ранения или был вынужден покинуть свой дом, сначала в результате американских действий, а затем общественных факторов, порожденных действиями США.

Правительства Афганистана и Ирака, на строительство и поддержку каждого из которых Соединенные Штаты потратили сотни миллиардов долларов, ненадежны, безжалостны и непредсказуемы. Страны, которыми они стремятся управлять, укрывают большое количество вольных стрелков и террористов, закаленных и подкованных благодаря опыту борьбы с американской военной машиной. Бóльшая часть инфраструктуры, которую Соединенные Штаты построили с помощью денег своих граждан и труда своих войск, оказалась заброшена. Сотни тысяч единиц оружия для исчезновения будущих союзников США; бесчисленное количество сбывается на рынках или находится в руках врагов Вашингтона. Расформированы подразделения национальной полиции и армии, которые Пентагон провозглашал необходимыми для будущего развития их стран. «Исламское государство» спонсировало или поощряло террористические нападения во всем мире: а это именно та преступная деятельность, которую глобальная «война с терроризмом» была призвана предотвратить.

Прошло почти два десятилетия с тех пор, как Белый дом представил американские войска освободителями, а обширные территории с развернутыми Пентагоном боевыми силами находятся под влиянием упрямых мятежников. Районы, некогда рекламировавшиеся в качестве показателей прогресса в рамках борьбы с повстанцами, превратились в запретные зоны, регионы, куда мало кто из американцев осмеливается ступать, за исключением нескольких журналистов, гуманитарных работников, гражданского персонала вооруженных сил, американских военных и агентов ЦРУ.

За эти годы сотни тысяч молодых мужчин и женщин добросовестно подписывали контракты и служили на низших и средних должностях. Они не разрабатывали политику, а просто существовали внутри нее.

Роберту Сото было десять лет, когда 11 сентября 2001 года учитель из его школы рассказал о врезавшемся во Всемирный торговый центр самолете. Его утро обернулось медленным процессом эвакуации, сопровождавшимся нарастающим нервным напряжением. Одного за другим одноклассников Сото объявляли по школьной радиосвязи. Ближе к концу очередь дошла и до него. Встретивший его в коридоре отец объяснил, что США подверглись нападению. Мальчик отчетливо ощутил доселе неприсущий этому человеку страх.

Его мучило непреодолимое желание понять, что же все-таки произошло. Несколько месяцев спустя Сото улизнул из дома в компании своего 11-летнего друга, а добравшись до места, принял решение посвятить себя защите своей страны и пополнить ряды американской армии, как только станет достаточно взрослым.

Жизнь в Бронксе была непростой, и Сото с 8 лет занял свое место на улице, продавая батарейки. Многие из его друзей ступили на скользкую дорожку, присоединившись к различным уличным бандам. Его отец работал швейцаром на Манхэттене и воспитывал их с братом один. Семья жила в одной квартире с бабушкой Сото, которая перебралась в Нью-Йорк из Пуэрто-Рико в 1962 году и на протяжении десятилетий жила в доме на Моррис-Авеню. Она присматривала за ним из окна второго этажа и звала домой, стоило лишь почувствовать беду. Когда он попытался вырваться из-под ее внимания, она выяснила его маршруты по крышам и лестницам в другие здания квартала и знала, где именно его можно подкараулить и забрать домой. Сото не хотел ее разочаровывать. В восьмом классе он играл Яго в школьной постановке шекспировского «Отелло». Эта роль помогла ему поступить в профессиональную школу актерского мастерства на Манхэттене в сентябре 2003 года, вскоре после вторжения США в Ирак.

Вписаться в это окружение Сото так никогда и не удалось. Большинство его одноклассников не были ни вовлечены в бандитские разборки, ни склонны к мечтам о военной службе. Почти все они собирались поступать в колледж и сумели, казалось, абстрагироваться от воспоминаний о нападении на Нью-Йорк. Сото чувствовал себя среди них чужим. Закончив школу в 2007 году, он пошел на летние занятия в Леман-колледж, но чувствовал себя не в своей тарелке. Америка вела две войны, обе без особого успеха. Так почему он должен сидеть без дела? Сото ушел с занятия по математике и отправился в военкомат, где сказал первому встречному, что хочет поступить на службу, а именно добровольцем в пехотные войска, поскольку счел это самой тяжелой и опасной работой. Когда он принимал присягу, бабушка была в отъезде, а узнав обо всем, очень расстроилась. «Останься я здесь, ни за что бы его не отпустила», — сказала она.

В августе Сото прибыл в Форт Беннинг, штат Джорджия. Некоторые из тренировавших его сержантов служили в Ираке и Афганистане; он считал их самыми поразительными людьми из всех когда-либо встреченных. Домой на каникулы Сото вернулся с приказом в январе 2008 года доложить о прибытии к месту службы на базу Форт Худ, штат Техас, и присоединиться к Первой пехотной дивизии, которая должна была отправится в Афганистан для смены личного состава. Война в Ираке вступила в менее интенсивную фазу, и Пентагон переключил внимание на победу над талибами, которые вновь заявили о себе после того, как в 2001 году были вынуждены покинуть Кабул. Они бросили вызов правительству, захватывая отдаленные заставы.

В Форт Худе Сото встретил 32-летний командир одного из отрядов «Гадюки» сержант Нейтан Кокс. Свой ранг он давно перерос. Помимо вечного хмурого лица и пары седых волос, он имел высшее образование и излучал уверенность, приобретенную в ходе предыдущих кампаний в Боснии и Ираке. Он поприветствовал Сото с вежливостью, присущей человеку, проведшему много лет в католической школе Айовы. Сото он сразу понравился. Кокс был порой задумчивым книжным червем с татуировками. Поработав под руководством сержантов-инструкторов строевой подготовки с их невероятно раздутым эго, Сото привлекло его спокойное, сдержанное и аналитическое поведение. Командир взвода, сержант первого класса Томас Райт назначил Сото подносчиком боеприпасов при пулеметном расчете.

В преддверии отправки в Афганистан рота неделями тренировалась в полевых условиях, готовясь к длительным маршам с тяжелыми рюкзаками и оружием. Чем больше Сото узнавал сержанта Кокса, тем больше убеждался в том, как сильно ему повезло работать под его началом. Кокс служил в армии в 90-х, затем вернулся к гражданской жизни и стал учиться на бакалавра. Как и Сото, террористические атаки 2001 года произвели на него глубокое впечатление, и он снова задумался о службе. Но, будучи отцом двоих приемных детей и маленькой дочери, он не хотел разрушать семью. Он ждал 2005 года, когда падчерица должна была закончить среднюю школу, чтобы во второй раз принести присягу и вернуться в армию в качестве добровольца пехотный войск. До прибытия в Форт Худ с женой Энни и их малышом, Кокс успел послужить в Ираке. Став командиром отряда, ему предстояло превратить новую партию солдат в сплоченный боевой коллектив. Как и Сото, он тоже был человеком творческим, а именно художником.

К весне поползли слухи о том, что «Гадюка» отправляется на заставу Коренгал в одном из самых опасных мест Афганистана — так называемой «Долине смерти». Сото пытался не позволить беспокойству окружающих охватить и себя. Его подход и серьезность не остались незамеченными; его отправили на курсы резервных медиков, что привело к расширению его обязанностей. Кокс не переставал впечатлять его. Пока другие сержанты явно нервничали, тот оставался спокоен и всем своим видом олицетворял следующую мысль: «Мы знаем, что делаем, и останавливаться не станем».

В конце той весны в доме Кокса на Форт Худе жило несколько новобранцев. Выделенная его семье половина армейского дуплекса была в таком плохом состоянии, что они с Энни называли его правительственной трущобой, гетто Форт Худа. Перед отлетом на год бойцам батальона предоставлялся отпуск, и именно здесь, на заднем дворе семьи Кокс, они имели возможность собраться и отдохнуть. Энни готовила еду, а ее муж жарил мясо, подавал напитки и представал в необычном для себя свете, убеждая членов своего отряда в том, что каждый является частью команды, что он нуждается в них, и что скоро все они будут нуждаться друг в друге еще сильнее.

Но кое-чем он не делился. Немногие знали, что Коксу не обязательно было отправляться в Афганистан; его завербовали для операций в психологической войне, но он отказался от этой возможности, признавшись Энни, что не может отпустить ребят в Афганистан одних. Он говорил своим солдатам, что они должны служить друг другу надежной опорой.

Вертолет с Сото на борту пролетел над долиной реки Кунар, похожей на широкое зеленое пятно среди лесистых склонов. На повороте к Коренгалу путь пролегал над каньоном, где воздушные суда часто попадали под обстрел, и сердце Сото забилось чаще. Приземлились они среди бункеров, окруживших кучку фанерных лачуг. Солдаты направились прямиком к парапетной стене. Дойдя до места, Сото увидел мрачные лица своих сержантов и пригнулся, опустившись на одно колено и обливаясь потом. Пехотинцы той роты, на смену которой и прибыли бойцы «Гадюки, засмеялись.

В тот момент, когда Сото и его сослуживцы прибыли в долину, США поддерживали свое присутствие в Афганистане на протяжении без малого семи лет — а это дольше Гражданской войны в Америке и участия в Первой мировой вместе взятых. На протяжении многих лет цели войны и роль армии менялись. Спешка отправиться в эту страну и наказать причастных к атакам 2001 года переросла в нечто иное: бессрочную оккупацию. Усама Бен Ладен и лидер талибов мулла Мухаммед Омар были на свободе, а элитные антитеррористические подразделения вели теневую войну против Аль-Каиды и ее союзников. А более крупные американские части оказались вовлечены в войну, в ходе которой безотлагательность сменилась мешаниной военных и политических целей. Командировки военнослужащих в Афганистан стали сочетать военные и гражданские задачи, включая удержание удаленных аванпостов, организацию инфраструктурных проектов, оказание помощи афганским министерствам в решении таких задач, как регистрация избирателей и подготовка и вооружение афганских солдат и полицейских, на плечи которых, как настаивал Пентагон, однажды будет возложена ответственность за поддержание безопасности в стране.

Ни у кого не было четкого представления о том, когда этот день может наступить, и надежда на решительный порыв в контексте любого из этих предложений оказалась перечеркнута кампанией в Ираке, которая начала отвлекать внимание Пентагона вскоре после того, как в конце 2001 года Бен Ладен бежал через горные перевалы близ Тора-Бора. В середине 2008 года, когда команда Кокса прибыла на место, количество американских военнослужащих в Ираке и Афганистане составляло более 140 000 и около 33 000 соответственно. Многие из них жили среди небольших сельских позиций, вокруг которых талибы давно установили пункты засад и заложили скрытые бомбы. Это сделало наземные патрули опасными и затруднило подвоз припасов по дорогам. Эти позиции поддерживались за счет регулярного снабжения, сбрасываемого с парашютами и перевозимого на вертолетах, которых, к слову, тоже не хватало. Все это время США, сражаясь с искусными в плане террористических атак и партизанской войны врагами, проводили «полевые испытания» перезагруженной западной противоповстанческой доктрины с акцентом на защиту гражданских лиц и предоставление услуг и одновременным ужесточением правил ведения военных операций. Снова вошла в оборот фраза времен Вьетнама «завоевывая сердца и умы» — даже когда подразделения войск, оснащенных обычным вооружением, львиную долю времени тратили на охрану своих аванпостов и обеспечение себя продовольствием в отдаленной труднопроходимой местности. Афганистан называли «войной благоденствия», а убогие заставы, многие из которых строились вблизи сел, где иностранных оккупантов не чествовали, — «губками для пуль».

В первые годы войны американцы время от времени рисковали продвигаться по берегам Коренгала, и часто встречали вооруженное сопротивление. Но известность долина обрела лишь в 2005 году, когда трех бойцов спецназа ВМС убили в засаде, а спешивший им на помощь вертолет сбили, в результате чего погибло еще 16 человек. В 2006 году армейская бригада расположила заставу на невысоком хребте, начав тот этап операций, что был возложен на взвод Сото. На тактическом уровне строительство заставы могло показаться целесообразным: место легкообороняемое, с видом на реку и расположенные ниже тропы и достаточным посадочным пространством для вертолетов. В социальном плане хуже и быть не могло: ряд иностранных военных бункеров, построенных на территории лесопилки и дровяного склада, ранее принадлежавших местному магнату по имени Хаджи Матин. Американский опорный пункт оставил без работы наиболее суровых людей долины — тех же афганцев, что знали горные тропы. А Хаджи Матин стал командиром солдат долины под знаменами движения «Талибан».

Место было выбрано с учетом военного мышления, а защита возлагалась на принципы стандартной военной тактики. Войска строили меньшие посты, чтобы находившиеся в них люди могли следить за большей частью русла реки и поддерживать друг друга с помощью пулеметного и минометного огня. Должностные лица НАТО говорили о создании альянсов между правительством и народом. Американское присутствие в Коренгале ощущалось скорее непроработанной обороной, нежели дипломатической экспедицией ввиду несогласованности с идеями защиты населения и завоевания умов и сердец.

Поначалу Сото счел долину потрясающей. Русло реки образовывало зеленую полосу земли. Террасы из сложенного камня поднимались по склонам находившихся ниже холмов. Деревни цеплялись за выступы, а дальше вверх поднимались обдуваемые ветром каменные откосы. Это не было похоже на преобладающие в афганском ландшафте засушливый степи или коричневые холмы. То был первобытный лес, разделенный каскадами горных потоков, питавших реку с запоминающимся названием: место за гранью воображения подростка из Бронкса.

Вскоре Сото увидел все это с иного ракурса. Используя аэрофотоснимки, американцы нанесли на карту каждую постройку каждой деревни. Долина перестала казаться ему забытой временем землей и была нанесена на карту столь же замысловатым образом, как практически любое другое место на планете. Вершины холмов, хребты, коровники — все стало мишенью для американского оружия, готового к ответным мерам против любой позиции, откуда может начаться атака. Многие нападения следовали определенным закономерностям. До заставы можно было добраться по единственной грунтовой дороге из долины реки Печ. Армия пользовалась этим сухопутным путем больше года, отправляя по нему грузовики в сопровождении вертолетов и бронированных многоцелевых автомобилей повышенной проходимости. Часто взвод расчистки маршрута шел медленно, высматривая бомбы. Данная практика хорошо известна всем сторонам и давала талибам многие часы на подготовку. Без шуток, армия окрестила эту грунтовую дорогу «Маршрутом победы».

Вскоре после прибытия Сото оказался в башне вездехода на дороге, глядя на находившуюся на другом берегу реки деревню под названием Донга, когда рядом с их машиной в грязь ударил снаряд, осыпав его осколками и камнями. Он крикнул водителю «Шевелись!» и открыл башню, прицеливаясь чуть ниже той пыли, что поднялась по ту сторону. Он расстрелял всю обойму и половину другой. Сержант Кокс находился в грузовике под ним. "Эй, чувак, ты в порядке?«- спросил он Сото. «Да, норма», — ответил тот.

Их ожидало еще море насилия. В течение нескольких недель в результате взрыва был убит старший сержант другой роты и ранены еще два солдата, пытавшиеся добраться до заставы в составе шедшей вверх по «Маршруту победы» колонны. Тогда боевики предприняли крупнейшую в истории «Гадюки» атаку на восточном берегу реки. Чтобы отбиться, рота выпустила залпы артиллерийских и минометных снарядов, в том числе снаряженных белым фосфором. Громоподобные взрывы и воспламеняющиеся химикаты заставили холмы полыхать. Два дня спустя старший сержант третьего взвода упал при осуществлении пешего дозора. Сото был на дежурстве со своим отрядом, когда по радио передали: сержант мертв. Патрулю Сото нужно было вернуться. Так, подумал он, выключи эмоции. Останавливаться нельзя. Можешь подумать об этом сейчас или позже, когда мы все вернемся целыми и невредимыми. 18-летний Сото выбрал второе.

Жизнь превратилась в обычную рутину пехотных войск. Дни знаменовались прогулками по деревням, попытками подстеречь боевиков на тропах и долгими сменами на посту, наблюдением и ожиданием нападения. Обе стороны двигались словно в танце. Талибы стреляли из укрытий, солдаты открывали ответный огонь. Затем нападавшие отступали, поскольку американцы привлекали минометы и артиллерию, а это случалось обычно перед тем, как самолеты начинали обстреливать холмы или сбрасывать бомбы. Также осуществлялось взаимодействие с мирными жителями долины. Многие коренгальцы были настроены против американцев, и это проявлялось во всем: начиная с холодных взглядов и заканчивая отсутствием в деревнях мужчин призывного возраста. Коренгал производил впечатление долины женщин, детей и стариков, в то время как молодежь пряталась в горах. Американцы видели их только по пятницам, когда те откладывали оружие в сторону и шли в местную мечеть. Иногда солдаты «Гадюки» стояли снаружи и смотрели, как потенциальные враги идут мимо, и подобный ритуал имел с точки зрения Сото все меньше и меньше смысла. Пентагон говорил о необходимости разделения повстанцев и мирного населения. А что если, спрашивал себя Сото, повстанцы — и есть население? Что тогда должен делать солдат?

По несколько раз за ночь Сото глядел на мерцавший в лесу по ту сторону долины свет фонариков. Он был уверен, что это талибы перевозят боеприпасы и оружие, и эта уверенность сводила его с ума. Они могли сражаться, как им заблагорассудится, а американские солдаты были связаны правилами, ограничивавшими их возможность входить в дома, использовать оружие и применять огневую мощь. Солдат обучали достойному поведению и сдержанности. В глазах Сото «Гадюка» походила на боксера, которому запрещалось использовать кулаки против врага, имеющего право первого удара. Этакая лотерея смерти, с медалями для проигравших и темами для обсуждения в новостях.

6-го сентября Второй взвод перешел реку и взобрался по крутому склону в Донгу, в то время как другие солдаты заняли позицию на западной стороне. Боевики открыли огонь, пытаясь поразить последних. Когда стрельба прекратилась, Кокс склонился над рацией вместе с другим сержантом. Они покачали головами и велели подчиненным приготовиться к возвращению. Сото, изучавший язык тела Кокса, знал, что что-то не так.

Над головой кружили вертолеты. После того, как солдаты пересекли реку и выбрались на дорогу, Сото разозлился. Много чего происходило, а их никто не информировал. Он полагал, что знает причину. Когда отряд достиг позиций афганской армии, его гнев перерос в ярость. Он обратился к сержанту за разъяснениями. «Скажите, — потребовал он. — Кого убили?»

«Найта», — ответил сержант.

Специалист Марк Найт был опытным солдатом, прошедшим Ирак. Убит он был снайперским выстрелом в голову. Находившиеся в грузовике солдаты увидели, как мгновенно обмякли его ноги.

Небеса разверзлись, заливая долину дождем и градом. Промокший и замерзший Сото энергично прошагал последний отрезок пути к заставе. Тело Найта лежало в спальном помещении механика, и солдаты могли отдать ему последние почести. Поздно ночью весь состав «Гадюки» собрался на церемонию. Минометная бригада произвела два выстрела трассирующими снарядами. Они загорелись и опустились, тихо свистя и отбрасывая тени, тут же закружившиеся в причудливом танце. Они горели около минуты, а затем долина вновь погрузилась во тьму.

Идеализм, приведший Сото в Афганистан, исчез. В своем дневнике Кокс записал один из вопросов Сото. «Почему, — писал он, — эти куски дерьма продолжают жить бессмысленной жизнью, а хорошие люди умирают в таком месте?» Сото полагал, что Кокс солидарен с ним, но тот не спешил с ответом и тщательно подбирал слова. Он не знал, что фатализм просочился даже в голову сержанта. «Смерь неотрывно связана с юмором, — писал Кокс. — На похоронах просто скажи „думаю, так и должно было случиться"». Его запись в тот вечер сопровождалась множеством названий песен: «Армия семи Наций» (Seven Nation Army, The White Stripes), «Вдали от Солнца» (Away From the Sun, 3 Doors Down), «Здесь без тебя» (Here Without You, 3 Doors Down).

А закончил он словами из еще одной: «Люби меня, когда меня не станет» (Love me when I'm gone из песни When I'm Gone (3 Doors Down)).

Эскалация насилия была одной из своеобразных особенностей афганской войны — в конце правления президента Джорджа Буша-младшего и в разгар президентской гонки между сенаторами Бараком Обамой и Джоном Маккейном. По сравнению с Ираком численность американских войск в Афганистане значительно снизилась, а интерес общественности к войне ослаб. Но когда в июле 2008 года Сото отправился в эту страну, политическая риторика как раз начала меняться. «Наши враги перешли в наступление», — предупреждал в своих предвыборных речах Маккейн, пока солдаты роты «Гадюка» прибывали на вертолетах к заставе. Оба кандидата обещали возглавить ни много ни мало реорганизацию военных приоритетов, пообещав переломить ход войны с помощью нестандартного мышления и увеличения количества войск. Но баланс времени вряд ли помог бы роте «Гадюка», солдаты которой среди последних были отправлены в бесплодные земли по старому плану. Вашингтон все сыпал обещаниями, однако согласно политическому календарю, скорого прибытия подкрепления ждать не стóило.

После убийства Найта сержант взвода Райт сказал Сото, что Третий взвод направляется к наблюдательному пункту и берет Сото с собой. Но тот идти не хотел: в конце месяца Коксу исполнялось 33, и Сото заказал для него подарок, книгу «Над пропастью во ржи». Он давно заметил, как много Кокс читает. Даже когда на сон оставалось всего несколько часов, Кокс часто проводил время с книгой. Для него это было своего рода убежищем. В одном из разговоров Сото узнал, что Кокс никогда не читал Сэлинджера, и собирался исправить это, как и остаться со Вторым взводом. Он разыскал своего командира и попросил оставить его на месте.

Кокс ответил, что он уже говорил с Райтом, и краткого переназначения не избежать. Наблюдательный пункт нуждался в медике, обязанностям которого как раз и обучился Сото. Сам Кокс возглавил остальную часть взвода. Некоторые солдаты называли некоторые вылазки самоубийственными миссиями; один из них жаловался на необходимость брать на себя ненужные риски. Кокса это удивило, и в дневнике он записал: «Что? Все наши действия — ненужный риск. Работа такая!»

Сото в составе Третьего взвода двинулся к наблюдательному пункту «Даллас», небольшой позиции над долиной, где солдаты по очереди дежурили у радио и за пулеметами, защищая товарищей, расположившихся внизу. Место было донельзя примитивным: множество укрепленных мешками с песком окопов, вырубленных в камне и высушенной солнцем почве. Солдаты спали на раскладушках на неровной земле, а рядом стояли бочки для отходов. Бункеры кишели блохами, а воздух — мухами, которых привлекал запах экскрементов и всего остального. Но некоторым солдатам там нравилось. В «Далласе» они чувствовали свободу от правил и рутины более крупного форпоста: одни на вершине хребта, где каждый рассвет воздух наполняло пение птиц. Кокс казался особенно довольным. «Я впервые командую фортом», — писал он.

20 сентября Второй взвод отправился на север по «Маршруту победы» в сторону долины реки Печ, чтобы очистить район, где на патрули нападали так часто, что солдаты прозвали его «Переулком засад». Сото следил за их передвижениями по радио. Внезапно он услышал треск выстрелов, затем шум от реактивной противотанковой гранаты и эхо. Затем зазвучал обнадеживающий голос Кокса. Патруль сообщил о пересечении наиболее опасного участка.

В долине прогремел взрыв. Как догадался Сото, бомба попала в вездеход.

Его охватило тревожное ожидание, пока он отслеживал радиотрансляцию между заставой и патрулем. Зазвучало несколько голосов, но Кокса среди них не было. Сото подумал, что тот может был занят чем-то на месте взрыва: оценивает произошедшее, помогает раненым, организовывает ответный удар. Другие солдаты добрались до кратера и рассказали об увиденном. Взрыв самодельного взрывного устройства сбил с дороги последний вездеход, разбросав по склону ошметки его брони, крыши и дверей. Двое солдат получили ранение, еще двое погибли. Наводчик, рядовой Джозеф Гонсалес, умер мгновенно. Как и сержант Кокс.

Где-то южнее на большой высоте глаза Сото наполнились слезами.

Только недавно убили Найта, а теперь еще Кокс и Гонсалес. Сото больше не был тем подростком, что выступил добровольцем на защиту своего города. Горе, ярость и бессилие привели к осознанию: «Лучшие всегда проигрывают. Ребята, кажущиеся готовыми к войне как морально, так и физически — ребята, которые, как вам кажется, обязательно вырвутся, — домой не возвращаются».

Обычно в грузовике Сото сидел прямо за Коксом. Если бы Райт не отправил его в «Даллас», если бы Сото оспорил-таки свое переназначение, во время взрыва он был бы там, на своем месте, и держал бы в руках перевязочный пакет.

В декабре армия отправила Сото домой в отпуск, поскольку пришла весть о смерти его сводной сестры. Поездка была неприятной. Сото прибыл сначала в Джелалабад, затем в Баграм, впитывая атмосферу и поражаясь контрасту: столовые ломятся от яств, военные розничные магазины завалены всякой всячиной, солдаты стоят в очередях у магазинов с напитками, а не у душевых. Эти ребята выбрасывают еду, подумал он. В Нью-Йорке чувство неприкаянности усилилось. Он остался у бабушки, которая готовила ему вкусности и души в нем не чаяла, но избегала задавать вопросы, будто и не хотела ничего знать. Он никак не мог связать свою жизнь на заставе с предотвращением теракта здесь, дома.

Избранным президентом стал Барак Обама. Скоро о войне в Афганистане заговорят с новой силой. Но политические колеса вращались медленно, и какие бы изменения не ожидали войну, вряд ли они произойдут достаточно скоро, чтобы хоть как-либо отразиться на солдатах его взвода, все еще задействованных в перестрелках. Сидя дома под присмотром бабушки, Сото чувствовал вину за свое отсутствие. Когда пришло время возвращаться в долину, он вздохнул с облегчением.

По приземлении на него обрушилась новая порция плохих новостей. После его ухода застрелены были еще три солдата его взвода, а один из вертолетов был сбит ракетой и разбился. Большинство находившихся внутри выбралось, но сержант погиб. Эта катастрофа выявила еще одну слабость американских планов в отношении афганской войны: отсутствие симпатии со стороны местных сил. После того, как вертолет упал, морские пехотинцы попытались призвать афганских солдат, кураторством которых занимались, на помощь пассажирам и экипажу, но те отказались, заявив, что это не входит в их планы и обязанности.

Отношение Сото к войне продолжало меняться, и он не желал сдерживать эмоции относительно того, что знал. Американские солдаты не собирались задабривать коренгальцев сладкими речами о подавлении сопротивления антиправительственных вооруженных формирований или проектами боевых разработок, а для победы над боевиками мало было просто околачиваться вокруг заставы и наведываться деревни при свете дня. В новостях о войне старшие офицеры озвучивали лишь необходимое: о тренирующих афганские силы американцах, о завоевании симпатии со стороны афганского населения, об отступлении талибов. Начальство не упоминало ничего из того, что видел Сото: что большинство афганцев в долине не были заинтересованы в налаживании отношений, что армия Афганистана выжила только благодаря американской защите, и что подразделения вроде его собственного проводят бóльшую часть времени в попытках обеспечения поставок продовольствия и сохранения собственных жизней.

Когда с кратким визитом на заставу прибыл полковник, солдатам было велено устроить ему экскурсию. Сото слышал, что он не собирался покидать укрепления до прилета боевых вертолетов. Боится, думал Сото. Он видел армию в образе огромной корпоративной организации, восхищавшейся собственными девизами, в то время как войска существовали на одних лишь подробностях неэффективных планов. Мы здесь, потому что здесь, думал он, когда на смену зиме пришла весна. Мы прибыли для пополнения рядов, и никто не знает, чем еще заниматься. Теперь его цель была проста: помочь друзьям выжить.

Затем пришел приказ о высокогорной засаде.

Солнце скрылось полностью, и небо из темно-синего стало черным. Сото опустил на лицо встроенный в шлем монокулярный прибор ночного видения и включил прицельный лазер. От дула его винтовки протянулась тонкая зеленая линия, видимая лишь обладателям таких же, как у него, приборов.

Высыпали звезды. Командир взвода лейтенант Смит прибыл в долину недавно, прямиком из школы десантников, и от него веяло выносливостью, энтузиазмом и пониманием военной тактики. Ранее он служил штабным сержантом, прямо как Кокс, благодаря чему его наградили нехарактерной для нового лейтенанта степенью доверия. Но в пехоте ему служить еще не приходилось, и взвод не был склонен делать ему поблажки. Я понимаю, что ты человек новый, — думал Сото. — Но не хочу потерять ни еще одного друга, ни собственную жизнь только потому, что ты хочешь выглядеть круто.

В соответствии с планом Смита, разведчики должны были найти позицию на склоне и следить за тропой, предупреждая о любом, кто приблизится. Они ушли одной колонной. Сото решил, что ночь предстоит скучная. Возле центра патрульной базы с телефонной трубкой сидел радист и вслушивался в сигналы. В преддверии нескольких часов передышки Сото расстелил плащ-палатку и открыл свой ИРП.

Тут появился Смит и что-то затараторил шепотом. «По тропе спускаются люди», — сказал он. Радист спросил, не разведчики ли это возвращаются.

«Нет, — выпалил Смит. — Это талибы». Сото услышал позади себя движение: Смит сел между ним и специалистом Молано, и его шепот практически нельзя было разобрать. Разведчики только что сообщили, что в их сторону движутся боевики, сказал он, человек 10-15.

Сото охватил тот особенный настрой, что селится в сердце солдата за мгновения до битвы: ощущение абсолютной, пьянящей ясности. Стороны поменялись местами. На этот раз в ловушку должен был попасть кто-то другой. Он снял винтовку с предохранителя и стал делать то, чему его учили: вглядываться в свой сектор и готовиться убивать. Оставалось ждать. Только Смит мог решить, являются ли приближающиеся люди боевиками. Если да, то именно он должен был решить, когда открыть стрельбу. Сото прижался лицом к прибору ночного видения. Кровь стучала в ушах.

В тусклом зеленом свечении появилась фигура человека, вооруженного винтовкой. Следом появился еще один, тоже с винтовкой. Затем в поле зрения вышли еще двое мужчин. Расстояние до них составляло около 32 метров. Первый человек остановился, направил фонарик на землю, включил его и быстро выключил.

Талибы перестали быть призраками. Он был прав с самого начала, когда только увидел фонарики и заподозрил, что по ночам они передвигаются открыто. Сото почувствовал спокойствие. Приближающиеся вот-вот умрут.

Появился пятый человек. Над спиной одного из них торчала реактивная противотанковая граната. Другой нес на плечах пулемет. Многие шли непринужденно, в непосредственной близости друг от друга и казались чересчур самоуверенными. Сото никогда не видел талибов так близко, по крайней мере, с оружием: они не были похожи на мифических моджахедов. Эмоции захлестнули его: гнев смешался с отвращением. Из-за них я оказался на другом конце света, на этой горе, а они даже не знают, что делают?

Расстояние до идущего первым человека сократилось до 18 метров. Первые двое уже попали в лазерный прицел, и зеленая линия остановилась на лбу предводителя, а на груди второго кто-то вырисовывал восьмерку.

Сото направил оружие на человека с пулеметом. Боевики вошли в радиус 13 метров, затем девяти. Сзади подтягивались другие. Где же Смит? Давай, чувак, командуй. Пулеметчик был менее чем в четырех с половиной метрах. Сото казалось, что сердце вот-вот разорвется.

Главарь талибов остановился, а следовавшие за ним замолчали, на их лицах и грудных клетках дрожали зеленые линии лазеров. Сото захотелось кричать. Давай, давай, Смит, слышишь —

Смит нажал кнопку от мины «клеймор». Лес содрогнулся от взрыва. Патруль талибов накрыло градом стальных шариков. В темноте зазвучал голос лейтенанта: «Огонь! — кричал он. — Огонь! Огонь!»

Сото несколько раз выстрелил в грудь человека с пулеметом и продолжал палить даже когда тот упал сначала на колени, а затем скорчился на земле. Он просканировал начавшуюся суматоху с помощью прибора ночного видения. Несколько боевиков «Талибана» упали замертво, другие разбежались. Сото стрелял по ним, но не был уверен, что попадает.

Человек, в которого Сото выстрелил первым, встал. Сото выстрелил снова. Человек нырнул в кусты. Раздался взрыв гранаты. Сото услышал знакомые голоса. Меняя обойму, он кричал, что не пострадал. Стрельба прекратилась, и в тишине раздался громкий голос: «Приготовиться к контратаке!»

Сержанты забегали по патрульной базе, проверяя своих солдат. Кто-то сказал, что из американцев не пострадал никто. Сержант отвел Сото и двух других солдат в зону поражения, чтобы обыскать мертвых. Сото нашел тело убитого им пулеметчика. Вблизи, при свете фонарика, он выглядел лет на 16. Другие тела были разбросаны по лесу. Сержант надел латексные перчатки и стал разворачивать головы мертвецов, чтобы сфотографировать их лица для разведывательного донесения. Второй взвод убил более десяти боевиков движения «Талибан» и должен вернуться во избежание собственных потерь.

Взвод стал спускаться по склону, выслав вперед разведчиков. Снова началась перестрелка. Сото был далеко позади; он и шедшие рядом с ним солдаты заспешили вниз по склону и обнаружили разведчиков стоящими над тремя убитыми талибами.

Сото пустился в раздумья: он гордился собой. Они с товарищами убили тех, кто убивал их. Месть принесла ему какое-то первобытное удовлетворение. И эта ночь, думал он, может принести нечто большее, чем просто месть. Потери в рядах талибов могут повредить их боеспособности.

До рассвета «Гадюка» снова оказалась на другом берегу реки и двинулась в гору к воротам заставы. Ожидавшие их солдаты ликовали. Сото слышал, как действия его взвода называют грандиозными. Повара приготовили горячую еду, и солдаты, вернувшись на базу в условиях относительной безопасности, стали говорить наперебой, быстро и громко.

Сото отошел в сторону, ноги дрожали от судорог. Он копался в запекшейся крови, обыскивая еще теплые тела бойцов Талибана, разорванные пулями и минами «клеймор». Он разделся и помылся, вылив на себя несколько бутылок воды. Адреналин перестал выбрасываться, позволив ему осмыслить произошедшее. Он понял, что ошибся только в одном: Смит оказался классным командиром и провел наиболее успешную операцию за все время их пребывания в долине. Но теперь он сомневался в том, что убийство боевиков изменит обстоятельства компании.

Проснувшись, Сото увидел приближавшуюся к гряде пешую процессию жителей окрестных деревень. Некоторые тащили самодельные носилки, одни из которых напоминали кровать. Коренгальцы пришли за убитыми. Американцы наблюдали за ними через прицелы и бинокли. Шли часы, и афганцы стали медленно спускаться вниз, неся завернутые в простыни тела.

Ранее к воротам заставы приходили старейшины с просьбами о разговоре командиром «Гадюки» капитаном Джимми Хауэллом. В обычных обстоятельствах их длинные лица вполне могли бы заставить замолчать кого угодно, но жители заставы были полны энтузиазма, а их моральный дух поддерживало осознание свершившейся мести. Солдаты усмехались. Затем последовала неловкая встреча: Хауэлл вышел к посетителям, и те заявили, что американцы совершили ошибку, ведь солдаты «Гадюки» убили якобы членов поисковой группы, отправленной на поиски пропавшего ребенка.

Хауэлл подождал, пока выскажется каждый из старейшин и лишь затем заговорил сам. Эта сказка, по его словам, была самой нелепой ложью, что ему приходилось слышать.

После засады Смит назначил Сото радистом, и взводу было поручено посетить Ланейал, что находится на противоположном от Алиабада берегу реки. Поход туда был сопряжен со множеством рисков. Солдаты шли по западной стороне реки, которую часто обстреливали талибы и где был убит Найт. Затем необходимо было спуститься вниз по склону к месту разветвления реки. Тропа была узкой, а река разлилась из-за талого снега и дождей. Переходить нужно было по деревянным мосткам, первый из которых был около 60 сантиметров в ширину, а второй представлял собой бревно. Первый лейтенант Джон Родригес, заместитель командира «Гадюки», шел рядом со Смитом, который продолжал изучать местность.

Взвод вышел под моросящим дождем. В долине плавали обрывки тумана. Грязь под ногами была невероятно скользкой. По дороге вниз солдаты встретили старейшину Зарина, с которым Родригес был знаком. Они поговорили, и Зарин уверил его в безопасности нашего пути.

Переправившись по мосту через западный рукав реки, солдаты гуськом двинулись к мосткам. Внезапно впереди прогремел взрыв, в воздух взметнулся столп грязи. Через мгновение все стихло. У Сото звенело в ушах.

Пули посыпались градом, Сото встал на ноги и бросился вниз по течению, перепрыгивая через валуны. Впереди он увидел кучу бревен и направился туда, радиоантенна болталась за спиной. Добежав до бревен, он опустился на колени, прицелил свой M4 вверх и выстрелил.

«Оставайся там! — крикнул Смит. — Оставайся! Там!»

Сото его не слышал. Шум воды и выстрелов заглушил все остальные звуки. Он думал, что Смит просит радиоприемник, побежал по берегу и прыгнул в холодную воду, мгновенно прочувствовав всю тяжесть своего рюкзака. На другом берегу, метрах в ста, стояло каменное здание. Стрельба разрывала воздух. Сото шел через ручей, изо всех сил стараясь сохранять вертикальное положение. Выбравшись из воды, он вскарабкался на берег и побежал в сторону находившихся у здания солдат.

Просвистела и взорвалась бомба ВВС, подняв грибовидное облако на месте другого здания. Смит велел солдатам быть готовыми к отступлению. Теперь у них появился шанс. Бросив дымовые шашки и след в след ушли в Алиабад, где сгруппировались в переулках и устроили перекличку. Командиры подсчитали количество боеприпасов. Настроение у всех улучшилось, ведь им удалось пережить еще одну засаду.

Раздался громкий голос: «Деуотер?» Ответа не последовало; рядового первого класса Ричарда Деуотера в Алиабаде не было.

Сото почувствовал в горле противный комок. Он связался по рации с заставой на случай, если Деуотер вернулся. Там его тоже не было. Близилась ночь, и солдаты двинулись через реку. Рассредоточившись по пшеничным полям, взвод направился к оставленной взрывом яме.

«Я нашел его, — раздался голос. Сото развернулся и увидел одного из сержантов, но не Деуотера. — Погляди наверх», — сказал сержант и указал фонариком вверх. На одном из деревьев висело безжизненное тело Деуотера. В шлеме и без ноги.

Другой сержант влез на дерево и снял Деуотера. Солдаты положили его на носилки и, тяжело дыша, стали медленно перебираться через реку.

Один из наблюдавших за всем этим афганских солдат приготовился снимать происходящее на камеру, но Сото, повинуясь внезапному порыву, встал перед объективом. «Какого хрена ты делаешь, чувак?— закричал он и толкнул того человека. — Ты вообще понимаешь, что фотографируешь? Мы же вас не снимаем. Быстро убери камеру». Афганские солдаты разошлись. Процессия дошла до дороги и повернула на север, продвигаясь в темноте под холодным дождем.

В конце следующего месяца на смену роте «Гадюка» к заставе прибыли свежие солдаты из Четвертой пехотной дивизии. Они были аккуратно выбриты и заметно подтянуты, их форма была чистой, а рюкзаки и фляги — новыми. Они выглядели столь же энергичными, какими все еще помнили себя бойцы «Гадюки». Мы все ждем их успеха, подумал Сото. Рассказать им нужно было так много, а времени катастрофически не хватало. Застава Коренгал опять переходила в новые руки, хотя армия все еще пересматривала вопрос целесообразности пребывания в долине.

Неизвестные большинству молодых солдат офицеры роты «Гадюка» и командир их батальона настаивали на другом подходе. Одним из ключевых элементов американской стратегии была борьба вдали от населенных пунктов и застав, которые военные иногда называют блокирующими позициями. 1 мая боевики движения «Талибан» разгромили расположенный высокогорный форпост с видом на реку Кунар, убив трех американцев, двух латышей и трех афганских солдат. После этого лейтенант Родригес имел разговор с сержантом разведки, который, как и многие другие, пришел к выводу, что многие коренгальские бойцы задействованы где-то еще, по крайней мере сейчас, в том числе в долине реки Кунар. Что подвергало сомнению американское представление о блокирующих позициях. Боевики талибов не были заперты и могли спокойно покидать долину.

В том же месяце командир «Гадюки» капитан Хауэлл направил местному лидеру «Талибана» Насрулле письмо, в котором предлагал в обмен на уход американцев взять обязательство о примирении с афганским правительством и прекращении использования Коренгала для организации нападений. В ответном письме говорилось, что стороны смогут договориться, если американцы обратятся в ислам. В противном случае, писал Насрулла, Нью-Йорку и Лондону придется сгореть дотла.

На протяжении последних недель в долине Сото чувствовал беспокойство. «Нью-Йорк Таймс» опубликовала его фотографию, сделанную спустя всего несколько мгновений после убийства Деуотера. По его родному городу понеслись слухи; бабушка плакала, глядя на фотографию, а друзья писали в Фейсбук и на электронную почту с просьбами беречь себя. Подобное внимание было не из приятных.

К середине июня оставалось совершить только ночной перелет в Баграм. В составе небольшой группы солдат Сото сидел на взлетной площадке прямо в пыли, облокотившись на набитый рюкзак. Рядом стояло то самое здание, где в мешках для трупов отправки домой дожидались останки знакомых им людей. До окончания его службы оставались считанные минуты.

Появился первый сержант, схватил Сото и закричал:"Ты кто?"

«Сото!» — закричал он в ответ.

«Сото?— Первый сержант вложил ему в руку медальон в форме монеты с логотипом компании, на память о службе. — Ты действительно это заслужил, парень».

Сото высоко оценил эти слова, ведь уважение дороже любых медалей. Он взошел на борт вертолета, пристегнул ремни и включил айпод. Было немного не по себе из-за возможной стрельбы, но вертолет быстро покинул опасную зону и вышел на заданный курс.

После того, как «Гадюка» покинула Афганистан, новые командиры проанализировали данные других офицеров и лоббировали закрытие заставы Коренгал. В ходе повторной оценки кампании в долинах на северо-востоке Афганистана они пришли к выводу, что «нехватка ресурсов и активность противника превращают региональную расстановку приоритетов в настоятельную необходимость». Несмотря на оптимистичные прогнозы, документ представлял собой описание несостоятельности компании. Его авторы изложили на бумаге то, о чем Сото знал не понаслышке, без необходимости перечисления погибших. Новые командиры предлагали перебросить войска ниже по течению, ближе к городам, где живет больше афганцев. Судьба заставы была решена, ее следовало закрыть.

Вернувшись в Форт Худ, Сото не был в курсе данных планов. Ему оставалось служить два года, и он изо всех сил пытался приспособиться к размеренной жизни пехотинца на родине. Он просил о возвращении к месту действий посредством перевода в 82-ю воздушно-десантную дивизию, которая в начале 2010 года направила его в Порт-о-Пренс, Гаити, для оказания помощи при землетрясениях. В апреле он помогал раздавать еду выжившим, когда услышал о выводе войск из Коренгала. С одной стороны этот шаг был ему понятен, с другой — разбил ему сердце. Почему для признания ошибок потребовалось столько лет?— думал Сото. — А теперь вы вдруг поняли, что все усилия могут оказаться напрасными? Но он все еще нес службу в составе вооруженных сил, имел определенные обязанности и находился под пристальным наблюдением начальства. И стал делать то же самое, что в 18 лет, когда начали умирать его друзья и сержанты: замкнулся.

В 2011 году его подразделение отправили в Ирак, чтобы помочь с выводом очередной части войск. Теперь он стал сержантом, обзавелся силой и опытом, скептицизмом и татуировками. Время, проведенное в Ираке, кардинально отличалось от службы в Афганистане. Сото и его подчиненные обеспечивали безопасность аэродромов, пока самолеты вывозили все, что хотел сохранить Пентагон. А повстанцы, похоже, решили их отпустить. Сото не видел прямых действий с их стороны; бóльшую часть времени он проводил в спортзале, а не в патруле. Но он научился ставить под сомнение официальную позицию военных. Когда в конце того года он улетал в Кувейт в числе последних покидавших страну американцев, то не чувствовал воцарения мира. Ожесточенная борьба за Ирак не была окончена.

К тому времени в Афганистане усилился ввод военного контингента США и НАТО, последовавший за уходом роты «Гадюка», принеся новости о боевых действиях в таких местах, о которых до того мало кто слышал. Приток денег, вооружений и советников привел к увеличению численности афганской армии и полиции и распределению новых сил на местах. Последний из озвученных планов состоял в обеспечении американцами безопасности страны, учреждении правительственных служб, а затем — передаче сельской местности под контроль афганских войск.

Но за пару лет министерства и армии не переделать, и многие американские подразделения были направлены в малонаселенные районы и на такие же труднодоступные и неэффективные, рискованные и не стоящие потраченных денег позиции. Как будто старших офицеров более ранние события ничему не научили. Кроме того, в регионах, занимающихся производством опиумного мака, иностранное военное присутствие представляло угрозу устоявшейся местной экономике. Среди генералов аргументы в пользу наступления звучали, может, и складно, но не среди простых солдат, вынужденных, теряя конечности и жизни, сражаться в таких жестоких и бесполезных кампаниях, как в долине реки Коренгал, которую Пентагон даже не собирался удерживать.

Бомбы талибов становились все более навороченными, а сами они насмехались над американцами в Твиттере. Многие американские солдаты и офицеры низших рангов видели, что наращивание сил в Афганистане не увенчалось успехом и что талибы будут ждать сокращения военного присутствия. Некоторые из них, проведя на войне десяток лет за обеспечением огневой поддержки, превзойти которую не удалось ни одной армии мира, начали осторожничать и обращаться к своим войскам посредством эвфемизмов наподобие «тактического терпения» — концепции, противоречащей агрессивному характеру пехотных подразделений, но находящейся в соответствии с пониманием ошибочности плана. Это означало примерно следующее: «Не позволяйте своим людям стать последними убитыми в этой войне солдатами».

Сото и другие ветераны Коренгала наблюдали за всем этим издалека, увековечивая в соцсетях собственный список погибших: Дэвид Паке, Майкл Динтерман, Марк Найт, Джон Пенич, Джозеф Гонсалес, Эзра Доусон, Ричард Деуотер, Нейтан Кокс. С учетом раненых оказалось, что цена была куда выше; а после того, как один из служивших с ними морских пехотинцев покончил с собой, а в мотоциклетной аварии погиб разведчик-корректировщик, некоторые стали задаваться вопросом, а не была ли она непомерной.

А потом настал черед других. Сержант Роберт Сото ушел в почетную отставку в 2012 году, отправившись домой в Нью-Йорк на грузовике с прицепленным к нему красным «Камаро», который содержался почти в такой же чистоте, как и оставленная где-то позади винтовка. Война пришла в его родной город, когда он был еще мальчишкой, и теперь он был готов к жизни в мирной обстановке. Он переехал жить к бабушке в Бронкс и с помощью пособия для демобилизованных солдат поступил в Колледж Монро. За исключением редких посещений близлежащего медцентра для лечения тревоги и бессонницы, о своем военном прошлом он никому не рассказывал.

В 2014 году он перевелся в Колумбийский университет, где тщательно избегал демонстрации каких-либо признаков своей службы в вооруженных силах. Иногда, чтобы лучше спать, он выпивал, заставляя друзей и бабушку переживать, но при этом получал хорошие оценки, занимался спортом и оставался социально активным человеком. Летом 2017 года он окончил университет по специальности политология. Опасаясь, что его жизнь будет ограничена работой по специальности, Сото все еще мечтал выступать на сцене. Он работал неполный рабочий день на стройках и присматривая за детьми, одновременно пытаясь пробиться в музыкальную индустрию. Он рос сначала на улице, а затем на войне, и детства у него по сути никогда и не было. Многое из записанного им на студии имело отношение к жизни в Нью-Йорке, но было также несколько треков с отсылками к войне.

Время освобождает от бремени многих сомнений. Шесть лет спустя после ухода из армии Сото все еще мучился от бессонницы, пытаясь смириться со службой в долине Коренгал. Его угнетали не сожаления или психологическая травма, а воспоминания о погибших солдатах, казавшаяся проклятием смесь неизгладимого горя и глубокого осознания. Размышляя о службе, Сото зачастую разрывался между почтительностью и беспристрастностью. Будто можно найти баланс между уважением к чужой боли и жертвам и прямолинейностью в отношении роковых ошибок всех ответственных за ведущиеся Америкой войны. «Я стараюсь проявлять уважение и не хочу говорить, что смерти людей были напрасны», — говорил он.

Вместе с этим он задавался вопросом: а существует ли ответственность для старших офицеров? С начала войны прошло 17 лет, а вооруженным силам и Пентагону прощают, казалось бы, все неудачи. Даже если завтра талибы подпишут мирное соглашение, не будет ни парада, ни чувства победы. В Ираке «Исламское государство» только разрастается с целью распространения террора по всему миру. Человеческие потери неисчислимы, а сокрытие дисциплинарных проступков носит как институциональный, так и личный характер, распространяясь от одного генерала к другому, включая многих из тех офицеров, чьи планы и приказы либо потерпели фиаско, либо не смогли привести к продолжительному успеху, но при этом они продолжили продвигаться по карьерной лестнице. Сото наблюдал за некоторыми из них во время празднований в Вашингтоне, которые состоялись несмотря на все сомнения относительно поставленных ими задач и выработанных планов.

По этому вопросу мнение Сото было однозначным. Хорошие люди платили кровью и скорбью, умирали и подвергались страданиям, а месть так и не пришла. Война роты «Гадюка» ограничилась заставой Коренгал и в течение четырех лет служила для демонстрации американской решимости, а в результате была удостоена упоминания всего в одном репортаже «Аль-Джазиры», и та акцентировала внимание на бойцах движения «Талибан». Сото не считал себя особенным. Там служили многие, и он знал, что бесчисленное количество ветеранов боевых действий может назвать ряд опустевших и забытых застав по всему Афганистану и Ираку.

Иногда он принимал это, а иногда не мог увязать то, что слышал, с тем, что видел вместе с товарищами-ветеранами. Погибших не заменить, а ведь они погибли там, где армия в них даже не нуждалась. Иногда, просыпаясь между полуночью и рассветом и размышляя о потерянных друзьях, Сото задавал себе множество вопросов. Что стало с теми, кто послал их в Афганистан? Генералы тоже перестали спать ночами? «Они просто облажались как лидеры, — говорил он. — Им следует знать: они подвели всех нас».

В конце весны этого года, перед сеансом звукозаписи в арендованной на Таймс-сквер студии, Сото навестил бабушку на Моррис-Авеню. Они с отцом стали разбирать шкаф, в котором хранилась старая униформа и памятные вещи со службы. Среди прочего нашлась и небольшая коробка с «Амазона», которую Сото получил в 2008 году прибывшим на заставу Коренгал почтовым вертолетом. Клейкая лента была разорвана, но содержимое осталось нетронутым: завернутая в зеленую подарочную бумагу и перевязанная золотистой лентой книга в мягкой обложке. То был заказанный на 33-й день рождения сержанта Кокса экземпляр «Над пропастью во ржи». Жаль только, что прибыл он уже после смерти последнего.

Кристофер Чиверс — американский журналист и писатель, бывший шеф-редактор московского бюро газеты «Нью-Йорк Таймс». Лауреат Пулитцеровской премии в составе группы журналистов «Нью-Йорк Таймс».

Ирак. Афганистан. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 августа 2018 > № 2714724


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 17 августа 2018 > № 2712763

Он надеялся, что сможет принести пользу Ираку - о Сержиу Виейре ди Меллу

19 августа в ООН отмечают Всемирный день гуманитарной помощи. Он появился в ооновском календаре в память о трагических событиях августа 2003 года. Тогда д от рук террориста-смертника, взорвавшего штаб-квартиру ООН в Багдаде, погибли 22 сотрудника организации. В их числе был Сержиу Виейра ди Меллу, Специальный представитель Генерального секретаря в Ираке.

Ему посвящена книга лауреата Пулитцеровской премии, журналистки и бывшего Постоянного представителя США при ООН Саманты Пауэр. Подробности - в материале Елены Вапничной.

«Он ясно знал, что не хочет ехать в Ирак, и такое с ним было впервые».

Саманта Пауэр, автор книги о Сержиу Виейре ди Меллу, говорит, что он попросил вычеркнуть своё имя из списка кандидатов на должность Спецпредставителя в Ираке. Такого, действительно, раньше не случалось – он всегда с готовностью ехал туда, где был нужен. А за 34 года службы в ООН, бразильский дипломат работал в Бангладеш и в Африке, в Латинской Америке и в Ливане, в Камбодже и в Боснии, в Косово и Восточном Тиморе, где три года возглавлял временную администрацию ООН. К весне 2003 года ди Меллу лишь несколько месяцев проработал в Женеве в должности Верховного комиссара по правам человека и не хотел срываться с места. Но в штаб-квартире искали человека, который смог бы убедить оккупационные власти как можно скорее передать власть иракцам и помочь в этом.

Ди Меллу не смог отказать Генеральному секретарю, но он поставил условие – он едет в Ирак только на четыре месяца.

«В конце концов Генеральный секретарь Кофи Аннан решил, что единственный, кто может хоть как-то повлиять на американцев – это такой человек, как Сержиу, обладающий огромным опытом и знаниями в постконфликтных ситуациях, человек, который знает, как наладить работу полиции, как написать проект конституции, как организовать выборы, как помочь вернувшимся беженцам – все то, чем он занимался в других миссиях».

Ди Меллу не смог отказать Генеральному секретарю, но он поставил условие – он едет в Ирак только на четыре месяца. Новый Спецпредставитель прибыл в Багдад 2 июня 2003 года – вместе с блестящей командой, которую собрал буквально в считанные дни. По словам Саманты Пауэр, ди Меллу согласился отправиться в Ирак, потому что надеялся, что сможет принести пользу:

«Думаю, он намеревался сделать всё, что можно, чтобы как можно скорее положить конец оккупации. Он надеялся убедить Пола Бреммера, возглавлявшего американскую администрацию в Ираке, что даже негодная иракская администрация лучше, чем самая хорошая американская».

Но очень скоро ди Меллу понял, что перед ним – стена, которую не сдвинуть дипломатическими манёврами. И «снял перчатки».

«Его критиковали за то, что он не выступает против американцев, и в этот момент он решил выпустить два пресс-релиза, впервые осуждающие чрезмерное применение силы американскими военными. Распоряжение опубликовать эти заявления было дано 18 августа 2003 года – буквально накануне того дня, когда террорист-самоубийца подъехал к воротам штаб-квартиры ООН и когда всё необратимо изменилось: ООН, Ирак и весь мир».

Взрыв огромной силы произошёл в 4.28 – прямо под окнами кабинета ди Меллу, где шло совещание. Позже его обнаружили под завалами – ди Меллу был жив и жаловался на боль в ногах, раздавленных бетонными плитами. На месте не было никакой спасательной техники. Когда к 9 часам вечера до него, наконец, добрались, пульса уже не было.

Взрыв огромной силы произошёл в 4.28 – прямо под окнами кабинета ди Меллу, где шло совещание.

Книга Саманты Пауэр о ди Меллу называется “Chasing the Flame”, что можно перевести как «Следуя за пламенем» или «Идя на огонь».

«Мне кажется, название отражает вот это его постоянное стремление следовать своим идеалам – тем идеалам, которые в 68 году в Париже заставили его присоединиться к студентам, забрасывающим камнями полицию. Тем идеалам, которые в возрасте 21 года привели его в ООН в Управление по делам беженцев, тем идеалам, которые заставляли его покидать кабинеты и ехать туда, где их можно было воплотить в реальность».

Саманта Пауэр пишет, что Сержиу Виейра ди Меллу совершал ошибки и добивался успехов. Он брался за урегулирование самых сложных конфликтов с таким энтузиазмом, как будто добиться мира – дело одного телефонного звонка, он лихорадочно искал решения в обход начальства и бюрократических препонов, и пока он был жив – невозмутимый, безупречный, и, казалось, неуязвимый даже под градом снарядов – всегда теплилось это пламя надежды.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 17 августа 2018 > № 2712763


Ирак > Армия, полиция > un.org, 16 августа 2018 > № 2704171

Теракт в Багдаде - свидетельства уцелевших: «Мне то и дело попадались коллеги, которые рассказывали о потерях: такой-то серьезно ранен, такой-то погиб…»

Взрыв в представительстве ООН в Ираке в 2003 году стал крупнейшим в истории нападением на сотрудников международной организации. Тогда погибли 22 человека - в том числе Сержиу Виейра ди Меллу, руководитель миссии - еще 150 получили ранения разной степени тяжести. Сегодня, спустя 15 лет, сотрудники ООН вспоминают события того трагического дня.

Дарко Мосибоб

Заместитель директора Отдела Ближнего Востока и Западной Азии в Департаменте по политическим вопросам. Впервые он был направлен в командировку в Ирак в 1997 году. Тогда он провел в стране полтора года в качестве гуманитарного наблюдателя программы «Нефть в обмен на продовольствие».

«Последнее, что я помню до взрыва – я разговаривал по телефону с коллегой из программы «Нефть в обмен на продовольствие» в Нью-Йорке. Я сидел спиной к окну, как раз в той части здания, где произошел взрыв. Сам момент взрыва я лично не помню. Минут через 15 я начал приходить в себя – я потерял сознание в момент нападения. Коллега из Нью-Йорка ничего не понял – связь просто оборвалась и все – лишь полчаса спустя из экстренных выпусков новостей люди по всему миру узнали, что произошло. Придя в себя, я поначалу подумал, как ни забавно это звучит, что взорвался мой компьютер. Вся комната была перевернута вверх дном: компьютер валялся в одном углу, стул оказался прямо на мне, стол перевернут, все покрыто толстым слоем пыли. Ясно, что я не осознавал всей серьезности происходившего. Я плохо соображал и мне потребовалось какое-то время, чтобы понять, что случилось. Меня ранило осколками стекла: голова, шея, плечи были в порезах, но сразу я этого не почувствовал. Затем началась спасательная операция. Спасатели зашли в здание, заглядывали в кабинеты и выводили нас по очереди из здания.

Я плохо соображал и мне потребовалось какое-то время, чтобы понять, что случилось

Раненых было много, и медицинских материалов – особенно бинтов – не хватало. Для перевязки использовали даже простыни, которые разрывали на лоскуты.

Поскольку я был «ходячим раненым» меня направили к иракской машине «Скорой помощи» - меня и еще нескольких коллег увезли в больницу, где доктор и сказал мне, что у меня множественные порезы. Врач был готов наложить швы, но предупредил, что анестезии не будет. Пожалуй, это были самые сильные болевые ощущения, оставшиеся в памяти от того дня, – долгие часы поле взрыва я, не получив обезболивающего, ощущал наложенные швы.

Понемногу до меня стал доходить масштаб случившегося… Мне то и дело попадались коллеги, которые рассказывали о потерях: такой-то серьезно ранен, такой-то погиб… Самой серьезной психологической травмой было понимание того, что их больше нет с нами. Из тех 23-х, кто погиб в этот день, я хорошо знал не меньше половины, с некоторыми был знаком много лет.

Я несколько лет хранил этот пиджак, а потом решил избавиться и от пиджака, и от связанных с ним ужасных воспоминаний. Даже его карманы были полны стеклянных осколков

На следующий день, после выписки из больницы, нас отвезли в гостиницу «Канал», чтобы мы попробовали найти свои личные вещи – в моем случае это были паспорта: национальный и паспорт сотрудника ООН. Мой кабинет был на той стороне здания, где сработало взрывное устройство, но дальше от места, куда врезался террорист-смертник. Поэтому помещение хоть и пострадало, но не обрушилось. Так что мне удалось забрать свои вещи. Пиджак все еще висел на спинке стула, а паспорта лежали в кармане. Но осколки разлетевшегося стекла повредили пиджак так, как будто кто-то лезвием отрезал спину. Я несколько лет хранил этот пиджак, а потом решил избавиться и от пиджака, и от связанных с ним ужасных воспоминаний. Даже его карманы были полны стеклянных осколков.

У всех нас, кто пережил тот день в Багдаде, психологическая травма проявлялась в разной степени. Лично мне помогло то, что я уже пережил одну войну – у себя дома, в Боснии – и имел некоторый опыт. Я, в общем осознавал, и характер своих травм – я ведь врач по образованию. Так что я понимал, как нужно относиться к произошедшему, как изменить свое мировосприятия после случившегося.

Не все любят ООН. Находятся и такие, кто целенаправленно делает ООН мишенью вот таких ужасных терактов. Но в целом, по моему опыту, и на Ближнем Востоке, и даже у меня на родине, люди благодарны ООН за то, что там их поймут и протянут руку помощи.

Если мы закроемся в бункере, мы, быть может, защитимся от тех, кто хочет причинить нам вред. Но сами мы потеряем гораздо больше: мы потеряем доверие людей

Там, где нам приходится работать, часто возникает недопонимание, ходят недомолвки, слухи, а порой и откровенная ложь о работе ООН. Всех переубедить нам никогда не удастся. А в конфликтных ситуациях эмоции накаляются – нетрудно и сорваться. В какой-то степени я могу понять чувства нападавших. Мне довелось прочесть показания одного из тех, кто участвовал в подготовке теракта: сожаления в его словах не было. В его сознании ООН была частью сил, начавших агрессию против его страны – он так это воспринимал.

Наша задача – общаться с людьми. Если мы закроемся в бункере, мы, быть может, защитимся от тех, кто хочет причинить нам вред. Но сами мы потеряем гораздо больше: мы потеряем доверие людей, мы окажемся в изоляции и не услышим, что нам говорят - во время конфликта или сразу после его завершения.

Те, о ком я часто думаю, а я не раз был в Багдаде после взрыва, это наши сотрудники из числа местного населения. Некоторые из тех, кто работали со мной и в 1997 году, и в 2003, продолжают работать с ООН, порой это непросто. Но они идут на риск. И куда бы я ни ехал, я всегда выделяю время на то, чтобы поговорить с теми из них, кого я знаю лично, узнать, как у них дела. Искренне надеюсь, что ООН будет и впредь оказывать им необходимую поддержку».

Ирак > Армия, полиция > un.org, 16 августа 2018 > № 2704171


Ирак > Армия, полиция > un.org, 15 августа 2018 > № 2704176

Взрыв в Багдаде - свидетельства уцелевших: «Я часто думаю о коллегах, которых мы потеряли в тот день, многим было чуть за тридцать – у них была особая аура, они воплощали дух флага ООН...»

Взрыв в представительстве ООН в Ираке в 2003 году стал крупнейшим в истории нападением на сотрудников международной организации. Тогда погибли 22 человека - в том числе Сержиу Виейра ди Меллу, руководитель миссии - еще 150 получили ранения разной степени тяжести. Сегодня, спустя 15 лет, сотрудники ООН вспоминают события того трагического дня.

События 19 августа 2003 года стали поворотными в деятельности ООН: были пересмотрены правила и процедуры работы Организации на местах. Многое изменилось и в жизни тех, кто оказался в тот день в миссии ООН в Багдаде. Служба новостей публикует интервью с выжившими в теракте.

Эльпида Роука

Стипендиат Йельского университета, до недавнего времени - глава кабинета Стаффана де Мистуры, Специального посланника ООН по Сирии

Помню, как в тот день в 15.45 я сфотографировала флаг ООН у входа в здание. Это был мой последний день в Багдаде. И это фото - немного размытое – единственное, что уцелело из всех моих вещей. И еще мой паспорт ООН, обгоревший и пробитый шрапнелью. Его мне вернули несколько месяцев спустя в Нью-Йорке.

Я отправилась в свой кабинет, который находился непосредственно под кабинетом Сержиу в той части здания, которая изображена на известной фотографии разрушенной трехэтажки. Я не планировала участвовать в совещании моего начальника с координатором ООН по гуманитарным вопросам Рамиро Лопесом да Сильвой, которое проходило по другую сторону коридора, но ровно в 16.05 – за десять минут до взрыва – мой босс Бенон Севан зашел ко мне и сказал: «Я думаю, тебе надо присутствовать на совещании». И ровно 10 минут спустя, когда я сидела на встрече напротив помощника Дэвида Набарро, Генерального директора ВОЗ, я увидела, как у него расширились зрачки, потом мы увидели вспышку света и услышали удар, потом почувствовали толчок от взрывной волны. Бенон схватил меня и Рамиро и бросил нас на пол, чтобы защитить от летающих осколков стекла. Потом я ничего не помню вплоть до того момента, когда я вышла из комнаты и прошла по краю обрушенного здания, в котором все еще находились Серджиу, Артур Хелтон и Джил Лошер. Я вышла на лужайку, где мне открылась кровавая сцена.

Я помню тот момент, когда по радиосвязи сообщили, что Сержиу погиб

Мне вскоре сообщили, что я могу идти, хотя я хотела остаться. Меня отвезли в американские казармы, где устроили временную больницу для приема раненых. Я помню тот момент, когда по радиосвязи сообщили, что Сержиу погиб. Мне последней наложили швы, на мне была футболка «Операция по освобождению Ирака». Уже пробил комендантский час, и американцы предложили мне остаться у них, но я отправилась в гостиницу «Кедр», где также остановились Сержиу и его команда. Три этажа пустых комнат. Я помню, как Гассан Саламех поставил передо мной шашлык и какое-то крепкое спиртное и велел мне выпить и идти спать. Три дня спустя я сидела в последнем самолете, эвакуировавшем выживших в Амман – в той же одежде, что и три дня назад. У меня в руках был какой-то документ для подтверждения личности. Мы взлетали на фоне кровавого заката в Багдаде.

Не представляю, что пережили бы мои родители, если бы я не успела сказать им, что со мной все в порядке

Надо сказать, что сразу после взрыва я потеряла ощущение времени. Бенон бросил мне телефон и сказал, что я должна позвонить родителям. Я успела позвонить им до того, как они увидели ужасающие кадры по телевизору, и до того, как все телефонные линии были отключены. Не представляю, что пережили бы мои родители, если бы я не успела сказать им, что со мной все в порядке. После этого мы не разговаривали четыре дня. Они все это время смотрели телевизор.

Я вернулась в Ирак четыре года спустя. Думаю, что об августовском взрыве 2003 года нельзя забывать, потому что он изменил то, как мы сегодня работаем в ООН. Кто мы. Как мир нас воспринимает. Как мы сами воспринимаем себя. И дело не только в том, что мы потеряли в Багдаде коллег, мы чувствуем ответственность и перед друзьями и коллегами, и местными жителями, которые погибли в других местах: в Афганистане, в Мали, Сомали, Алжире, Ливии - это длинный список.

Я часто думаю о коллегах, которых мы потеряли в тот день, многим было чуть за тридцать – у них была особая аура, они воплощали дух флага ООН, не боясь рисковать, не опускаясь до политических склок, несмотря на все трудности, они были голосом тех, кого заставили молчать. Прошло 15 лет, и я часто думаю, что сейчас им было бы за 40 и за 50, и о том, что мы потеряли людей, имевших огромный потенциал, которые верили в то, что они делали, находили выход там, где никто другой его не видел. В тот жаркий августовский день в Багдаде они сохранили голубой флаг ООН и для всего мира, и для нас самих.

Думаю, что об августовском взрыве 2003 года нельзя забывать, потому что он изменил то, как мы сегодня работаем в ООН

У нас у всех есть свои механизмы выживания. Тогда я просто окунулась в работу. И продолжала ездить в «горячие точки» на протяжении нескольких лет. Я не знала ничего другого. В то же время, хотя у меня не было физических ран, главный шрам остался в душе. Он дал о себе знать позже, два года назад, во время другого инцидента. Благодаря этой ситуации, я поняла, как важно заботиться о членах нашей Организации. Непростительно, что в международной организации, которая пытается исцелить раны человечества, мы так мало заботимся о благополучии собственных сотрудников. Нам всем нужно быть немного чувствительнее и добрее друг к другу, потому что гуманитарные работники становились мишенью не раз, и не два. Мы должны помогать друг другу в процессе исцеления».

Ирак > Армия, полиция > un.org, 15 августа 2018 > № 2704176


Ирак. Джерси > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 14 августа 2018 > № 2704568

Месторождение Маджнун в Ираке набирает мощности. Petrofac подписала контакт на расширении центрального пункта подготовки нефтию

Ирак в лице Basra Oil Company подписал контракт с Petrofac о расширении центрального пункта подготовки нефти (ЦППН) на месторождении Маджнун (Majnoon) на юге Ирака.

Об этом Petrofac сообщила 13 августа 2018 г.

По условиям контракта, в единовременный объем работ по проектированию, закупкам и строительству (EPC) входят 2 линии по переработке нефти, мощностью 200 тыс барр/сутки нефти.

Контракт заключен сроком на 34 месяца.

Сумма контракта составила 369 млн долл США.

Новый контракт стал расширением сотрудничества Basra Oil Company и Petrofac.

В 2011 г Petrofac получила контракт на предоставление услуг инжиниринга, управления закупками и строительством для эксплуатации существующего ЦППН на месторождении Маджнун.

Месторождение Маджнун находится на территории провинций Басра и Майсан в северо-западе от г Басра.

Месторождение прилегает к границе с Ираном, его продолжением является 1 из крупнейших месторождении Ирана - Азадеган.

Геологические запасы месторождения оцениваются в 20 млрд барр или 3,3 млрд т нефти, что делает его одним из крупнейших в Ираке, наравне с Румейлой и Западной Курной.

Открыто месторождение Маджнун было в 1976 г, но его разработка началась только 1990х гг.

В 1990-2003 гг оператором разработки месторождение являлась Total.

В 2009 г право на разработку месторождения получил альянс Shell и Petronas сроком на 20 лет.

В ближайшее время Ирак планирует пригласить сервисные компании для участия в тендере на бурение 80 новых нефтяных скважин на Маджнуне.

Ирак. Джерси > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 14 августа 2018 > № 2704568


Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702251

Багдад не против контракта Иракского Курдистана с «Роснефтью».

Так заявил премьер-министр автономии Нечирван Барзани.

Центральное правительство Ирака не возражает против контракта Иракского Курдистана с «Роснефтью», заявил в эфире телеканала Rudaw премьер-министр автономии Нечирван Барзани. «Контракт заключен в рамках конституции Ирака», – сказал он, подчеркнув, что «между Иракским Курдистаном и Багдадом нет разногласий» по этому поводу.

Заявление Барзани прозвучало в преддверии запланированного на 14 августа заседания федерального суда, на котором будет рассмотрен иск центрального правительства в отношении Иракского Курдистана. Иракский министр нефти Джаббар аль-Лаиби попросил суд наложить запрет на независимый экспорт нефти из региона. На первом заседании, состоявшемся 27 июня, суд потребовал от Багдада предоставить документы, регламентирующие отношения между центральным правительством и регионами в вопросе добычи и продажи нефти.

«Роснефть» и правительство Иракского Курдистана договорились о начале геологоразведочных работ на пяти нефтяных блоках в регионе – Batil, Zawita, Qasrok, Harir-Bejil и Darato. В случае успеха их промышленная эксплуатация начнется с 2021 года.

В июле «Роснефть» раскрыла планы начать освоение ряда нефтяных месторождений в Иракском Курдистане до конца 2018 года. Российская НК может заплатить за вхождение в проект в общей сложности до $400 млн, из которых $200 млн могут быть компенсированы за счет добытой на блоках нефти. Доля группы «Роснефть» в соглашении о разделе продукции составит 80%. По консервативным оценкам, суммарные извлекаемые запасы нефти на этих пяти блоках могут составить около 670 млн баррелей.

Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702251


Ирак. Сирия > Армия, полиция > un.org, 8 августа 2018 > № 2697177

Силы безопасности Ирака дают отпор игиловцам, бегущим из Сирии

Иракские силы безопасности продолжают операции по ликвидации боевиков ИГИЛ, оставшихся в стране и в приграничных районах Сирии. Об этом сегодня на заседании Совета Безопасности ООН рассказал Специальный представитель Генерального секретаря Ян Кубиш. Он сообщил членам Совбеза о росте политической напряженности в стране и массовых протестах после проведения парламентских выборов.

12 мая в стране завершились первые выборы после победы над ИГИЛ. После того, как были обнародованы предварительные результаты, поступило много жалоб о нарушениях. Было принято решение вручную пересчитать бюллетени, по меньшей мере, в десятой части избирательных урн. Это привело к затягиванию процесса формирования нового правительства.

Массовые протесты обернулись ухудшением политической ситуации. В протестах участвуют, в основном, молодые люди, недовольные отсутствием рабочих мест и повсеместной коррупцией. Негодованием молодежи воспользовались некоторые политики, критикующие официальные власти. Премьер-министр Адаби предпринял ряд мер, направленных на улучшение условий жизни населения. Однако этих мер, по словам представителя ООН, недостаточно. Ян Кубиш призвал иракские власти прислушаться к требованиям населения, воспользоваться появившейся возможностью сформировать единое национальное правительство, которое, руководствуясь интересами страны, сможет рационально использовать богатые ресурсы Ирака на благо народа и будет уделять приоритетное внимание политическим, экономическим и социальным реформам.

Говоря о ситуации с безопасностью в стране, представитель ООН рассказал о том, как идет борьба с ИГИЛ в самом Ираке и в приграничных районах Сирии. «Оставшиеся боевики ИГИЛ продолжают периодически осуществлять террористические нападения на гражданских лиц, здания правительства и вооруженных сил Ирака в ряде провинций страны, в том числе в Багдаде, Дияле, Киркуке, Найнаве и Салах-эд-Дине», - сказал Специальный представитель Генерального секретаря.

16 июля иракские силы безопасности совместно с курдскими вооруженными формированиями пешмерга провели операцию по разминированию в городе Макмур с тем, чтобы добраться до оставшихся боевиков ИГИЛ. Международная коалиция поддержала их авиаударами. 22 июля началась крупномасштабное военное наступление на оставшихся игиловцев в западных пустынях провинции Анбар.

Силы безопасности Ирака, сохраняя мощное присутствие на границе, смогли предотвратить бегство террористов из Сирии

Иракская армия помогает также в борьбе с ИГИЛ в Сирии. «Иракские силы безопасности оказали поддержку антиигиловской операции, которую проводили Сирийские демократические силы на востоке Сирии, осуществив трансграничные авиа- и артиллерийские удары, в том числе успешную авиабомбардировку близ города Хаджин, в результате которой предположительно было уничтожено 45 боевиков ИГИЛ»,- сообщил Ян Кубиш.

По его словам, силы безопасности, сохраняя мощное присутствие на границе, смогли предотвратить бегство террористов из Сирии в Ирак. «Освобождение 20 июля района Дашиша, расположенного вдоль границы Ирака с Сирией, еще в большей степени ослабило возможность проникновения ИГИЛ в Ирак. Премьер – министр Ирака Абади вновь подтвердил, что Ирак не намерен вмешиваться во внутренние дела Сирии», - добавил представитель ООН.

Высший судебный совет Ирака объявил о вынесении 76 смертных приговоров за совершение преступлений, связанных с терроризмом. В числе осужденных 24 женщины, 23 из которых являются гражданками других стран: 17 турчанок, три киргизки, две азербайджанки и немка

Тем временем иракские суды продолжали выносить смертные приговоры за совершение преступлений, связанных с терроризмом. «С начала 2018 года Высший судебный совет публично объявил о вынесении 76 смертных приговоров за совершение преступлений, связанных с терроризмом, 47 мужчинам и 24 женщинам, 23 из которых являются гражданками других стран: 17 турчанок, три киргизки, две азербайджанки и немка», - сообщил представитель ООН. Пока неизвестно, когда состоится казнь. «Правительство не ответило на просьбу Миссии ООН предоставить информацию о связанных с терроризмом обвинительных актах, обвинительных приговорах, смертных приговоров и о том, где и когда эти приговоры были приведены в исполнение», - сказал Ян Кубиш.

Он подчеркнул, что вооруженный конфликт и терроризм имели тяжелые последствия для мирного населения, особенно в связи с крупными терактами ИГИЛ.

Касаясь трагедии, случившейся 3 августа 2014 года, когда боевики ИГИЛ захватили в городе Синджар в иракском Курдистане 6 417 местных жителей - езидов, представитель ООН рассказал, что спаслись бегством или были освобождены менее половины пленников. 3 117 человек из числа езидов - 1 452 женщин и 1 665 мужчин - до сих пор либо находятся в плену у ИГИЛ или пропали без вести.

Ирак. Сирия > Армия, полиция > un.org, 8 августа 2018 > № 2697177


Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 7 августа 2018 > № 2702666

Багдад не против. Власти Иракского Курдистана заверяют, что центральные власти Ирака не возражают против контракта с Роснефтью.

Центральное правительство Ирака не имеет ничего против контракта, заключенного между Иракским Курдистаном и Роснефтью.

Об этом премьер-министр Иракского Курдистана Н. Барзани сообщил 7 августа 2018 г.

Контракт, подписанный с Роснефтью, заключен в рамках конституции Ирака, отметил Н. Барзани.

Премьер-министр подчеркнул, что между Иракским Курдистаном и центральными властями Ирака нет разногласий по этому поводу.

Зато по другим есть...

Заявление Н. Барзани прозвучало на фоне запланированного на 14 августа 2018 г заседания федерального суда, на котором будет рассмотрен иск центрального правительства в отношении Иракского Курдистана.

Глава Миннефти Ирака Д. аль-Лаиби попросил суд наложить запрет на независимый экспорт нефти из Иракского Курдистана.

На первом заседании, состоявшемся в 27 июня, суд потребовал от Багдада предоставить документы, регламентирующие отношения между центральным правительством и регионами в вопросе добычи и продажи нефти.

Роснефти проекты в Иракском Курдистане очень интересны.

В 2015 г компания провела экономическую оценку запасов перспективных ресурсов на 5 нефтяных блоках в Иракском Курдистане (Batil, Zawita, Qasrok, Harir-Bejil, Darato).

По консервативным оценкам, суммарные извлекаемые запасы нефти на этих 5 блоках могут составить около 670 млн барр.

В октябре 2017 г Роснефть и региональное Иракское правительство Курдистана подписали документы, необходимые для вступления соглашений о разделе продукции (СРП) в силу.

За вхождение в проект освоения этих блоков Роснефть может заплатить до 400 млн долл США, из которых 200 млн долл США могут быть компенсированы за счет добытой на блоках нефти.

Доля участия Роснефти в СРП составит 80%.

Начать освоение нефтяных месторождений в Иракском Курдистане Роснефть планирует до конца 2018 г.

Промышленная эксплуатация может начаться с 2021 г.

Это не единственный проект Роснефти в Иракском Курдистане.

В октябре 2017 г Роснефть и Иракский Курдистан объявили о начале совместной реализации инфраструктурного проекта по эксплуатации нефтепровода.

А в июле 2018 г стороны подписали соглашение, которое закрепляет намерения провести детальный анализ потенциальных возможностей сотрудничества в газовой сфере.

Проекты Роснефти в Иракском Курдистане вызывали серьезные опасения по поводу их правого статуса.

Власти Ирака напрямую заявляли, что считают соглашения между Роснефтью и Иракским Курдистаном незаконными, т.к они были подписаны в обход правительства Ирака.

Но сейчас все говорит о том, что Роснефти и властям Ирака удалось договориться.

В ходе прямой линии 7 июня 2018 г президент РФ В. Путин заявил, что Россия поддерживает отношения с центральными властями Ирака.

А все планы России в Ираке, включая Иракский Курдистан, В. Путин охарактеризовал как легальные и перспективные.

В частности, это касается проектов Роснефти.

Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 7 августа 2018 > № 2702666


Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 июля 2018 > № 2689003

«Роснефть» приступает к разработке месторождений в Иракском Курдистане.

Хотя официальный представитель Ирака назвал соглашения незаконными.

«Роснефть» намерена начать ряд проектов по освоению нефтяных месторождений в Иракском Курдистане до конца 2018 года. «Представители «Роснефти» на встрече с властями провинции Дахук обсудили вопросы освоения нефтяных месторождений в рамках подписанных в октябре 2017 года соглашений о разделе продукции. Планируется, что реализация ряда проектов начнется до конца 2018 года», – сообщили в пресс-службе НК.

«Роснефть» и правительство Иракского Курдистана договорились о начале геологоразведочных работ на пяти нефтяных блоках в регионе, а в случае успеха их промышленная эксплуатация начнется с 2021 года. Российская компания может заплатить за вхождение в проект освоения этих блоков до $400 млн, из которых $200 млн могут быть компенсированы за счет добытой на блоках нефти.

Доля группы «Роснефть» в соглашении о разделе продукции составит 80%. По консервативным оценкам, суммарные извлекаемые запасы нефти на этих пяти блоках могут составить около 670 млн баррелей.

Между тем, посол Ирака в России Хейдар Мансур Хади заявил, что считает соглашения между «Роснефтью» и Курдистаном незаконными, поскольку они были подписаны в обход правительства Ирака.

Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 25 июля 2018 > № 2689003


Ирак > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 14 июля 2018 > № 2676763

В южных провинциях Ирака в субботу возобновились массовые антиправительственные протесты населения, требующего от властей создания новых рабочих мест и наведения порядка в коммунальной сфере.

Как сообщил иракский телеканал "ас-Сумария", сотни протестующих ближе к вечеру субботы начали выходить на площади и улицы большинства иракских провинций, расположенных на юге страны.

Акции протеста на юге Ирака начались около недели назад с портового города Басра. Ситуация обострилась после гибели в прошлое воскресенье одного из демонстрантов, протестующих против безработицы и ухудшения состояния коммунальной отрасли. В частности, демонстранты требуют от властей положить конец перебоям с электричеством и водоснабжением. Сейчас протесты перекинулись и на другие провинции юга страны. Демонстрантов и их "законные требования" поддержал высший духовный авторитет иракских шиитов Али ас-Систани.

В пятницу вечером протестующие в иракском городе ан-Наджаф ворвались в здание международного аэропорта, а также захватили администрацию провинции. Из-за действий демонстрантов было прервано авиасообщение между ан-Наджафом и другими городами.

В этот же день в провинции Майсан в потасовках с полицией были ранены десятки участников антиправительственных акций, один протестующий погиб. Травмы различной степени тяжести получили и полицейские.

В четверг демонстранты в провинции Басра пытались ворваться на объекты на нефтяном месторождении "Западная Курна-2", разрабатываемого российской компанией "Лукойл". Силы безопасности смогли оттеснить митингующих, которые успели поджечь входные ворота.

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади в четверг вынужден был прервать свой визит в Брюссель, где он принимал участие в заседание международной коалиции по борьбе с ИГ*, и прибыть в Басру для переговоров с протестующими.

Правительство создало специальную комиссию для выполнения требований протестующих, пообещав жителям Басры выделить 2 миллиарда иракских динаров (около 17 миллионов долларов) на работы, связанные с восстановлением системы водопроводов питьевой воды и электросетей. Также власти пообещали создать для жителей провинции 10 тысяч рабочих мест.

В ночь на субботу глава иракского кабмина Хайдер аль-Абади провел экстренное заседание совета безопасности страны. В заявлении, выпущенном по итогам заседание совбеза, в эскалации ситуации в стране были обвинены некие неназванные "провокаторы", против которых власти обещали принять решительные меры. В то же время в тексте заявления говорится о "праве протестующих на мирные демонстрации и их законные требования".

В субботу в провинции Басра демонстранты перекрыли пограничный пункт Сафуан, находящийся на границе с Кувейтом.

Как сообщило государственное телевидение Ирака со ссылкой на свои источники, армейские части страны приведены в состояние повышенной боеготовности на случай обострения ситуации.

Официальный уровень безработицы в Ираке составляет 10,8%. Свыше 60% безработных моложе 24 лет.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Ирак > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 14 июля 2018 > № 2676763


Ирак. Австралия > Агропром > oilworld.ru, 9 июля 2018 > № 2673670

Ирак закупил на тендере австралийскую пшеницу.

По информации операторов рынка, Ирак в рамках проведенного тендера закупил 100 тыс. тонн австралийской пшеницы.

Как уточняется, зерновая была закуплена у оператора CBH по цене $306,75 за тонну C&F.

Напомним, что на предыдущем тендере Ирак также закупил 100 тыс. тонн австралийской пшеницы.

Ирак. Австралия > Агропром > oilworld.ru, 9 июля 2018 > № 2673670


Ирак > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 июля 2018 > № 2669085

Правительство Ирака запретило фермерам выращивать летние культуры из-за нехватки воды.

Ссылаясь на высокие температуры и недостаток дождей, правительство Ирака издало шокирующий указ о прекращении посевов риса, кукурузы и других культур этим летом. Фермеры крайне негативно восприняли инициативу, так как местная экономика сильно зависит от сельского хозяйства. Каждый пятый житель страны занят в агросекторе.

Сейчас из-за засухи сельскохозяйственные угодья в Ираке выглядят безжизненной пустыней, а фермеры обвиняют власти в том, что они не в состоянии модернизировать оросительные системы. Также сельхозпроизводители считают, что отчасти в бедах с водообеспечением виновата соседняя Турция, построившая плотины на Тигре и Евфрате в своих интересах, сообщает agroxxi.ru.

Около 70 процентов поставок воды в Ирак поступает из стран, расположенных выше по течению. Турция откачивает все больше воды из Тигра и Евфрата, чтобы обеспечить стану водой в условиях потепления климата, что отражается на Ираке.

Согласно отчету 2012 года Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, уровни воды в этих двух жизненно важных реках, давших Ираку древнее название Месопотамия (земля между двумя реками), упали более чем на 60 процентов за два десятилетия.

Предыдущий мораторий на выращивание риса в Ираке из-за засухи вводился в 2009 году, но тогда фермерам было разрешено выращивать другие культуры, чтобы сохранить свой доход. В этом году таких разрешений нет. Массовые недовольства сельхозпроизводителей, в конце концов, вынудили правительство отменить первоначальное решение, но под выращивание культуры фермерам смогут выделить только 1 236 акров орошаемых земель, что составляет менее 3 процентов от прошлогодних площадей, занятых под рисом.

Фермеры продолжают требовать от властей решить проблему с водообеспечением и в целом пересмотреть свой подход к сельскому хозяйству, в том числе, содействовать установке капельного орошения.

Ирак > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 июля 2018 > № 2669085


Ирак. Канада. США > Агропром > oilworld.ru, 3 июля 2018 > № 2667132

Ирак получил ряд предложений на импорт пшеницы.

По сообщениям операторов рынка, Ирак в ходе проводимого тендера получил ряд предложений на закупку 50 тыс. тонн пшеницы происхождением из Канады, США и Австралии.

Как уточняется, наименьшее предложение было получено на закупку канадской пшеницы от оператора Hanalico – по цене $295 за тонну C&F. Кроме этого, предложения на поставку зерновой из Канады были получены от оператора Cargill – 2 партии по $305,24 и $307,36 C&F за тонну.

Также предложения на закупку 50 тыс. тонн американской пшеницы поступили от операторов ADM – 2 партии по $327,33 и $318,49 за тонну C&F, Cargill - $318,65 за тонну C&F, Ameropa – $320,67 за тонну C&F. Предложения на импорт 50 тыс. тонн австралийской пшеницы были получены от операторов Cofco – $314,91 за тонну C&F, Cargill – $313,43 за тонну C&F, Ameropa – $309,7 за тонну C&F, CHS – 2 партии по $306,75 за тонну C&F.

Ирак. Канада. США > Агропром > oilworld.ru, 3 июля 2018 > № 2667132


Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661458

Иракский суд приговорил к пожизненному заключению пятерых человек, обвиняемых в принадлежности к террористической группировке "Исламское государство"* в Мосуле на севере Ирака, сообщается в заявлении представителя Высшего судебного совета Ирака Абдель Саттара Биркадара, полученном в распоряжение РИА Новости.

"Суд приговорил к пожизненному заключению каждого из них в соответствии с положениями статьи 4/1 закона о противодействии терроризму", — заявил Биркадар.

Согласно заявлению, вторая судебная коллегия суда Найнавы по уголовному судопроизводству рассмотрела дела пяти обвиняемых в принадлежности к террористической группировке ИГ* в Мосуле. Обвиняемые признали, что являются членами группировки и участвовали в операциях против сил безопасности в провинции.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Ирак > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661458


Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 22 июня 2018 > № 2654126

450 тысяч б/с намерен добывать «ЛУКОЙЛ» на Западной Курне-2.

Сейчас на иракском месторождении добывается более 400 тысяч б/с.

«ЛУКОЙЛ» рассчитывает выйти на месторождении Западная Курна-2 в Ираке на уровень добычи нефти в 450 тыс. б/с к концу 2019 года, сообщил журналистам глава компании Вагит Алекперов. «Вы знаете, что по «Западной Курне-2» мы представили окончательный план разработки, который выводит этот актив с сегодняшних 400 тысяч на 850 тысяч баррелей в день в 2021 году, – сказал он. – Пока идут переговоры над этим планом разработки, но мы начали уже новый инвестиционный цикл, бурение скважин, обустройство, для того, чтобы выйти на 450 тысяч б/с уже в конце 2019 года».

Сейчас на иракском месторождении добывается более 400 тыс. б/с, что составляет около 20 млн тонн в год.

Изначально контракт предполагал «полку» добычи в 1,8 млн б/с, затем она была снижена до 1,2 млн б/с, а в прошлом году – до 800 тыс. б/с. Новый план разработки предполагает достижение уровня 480 тыс. б/с в 2020 году и 800 тыс. б/с в 2025 году. Добыча нефти на месторождении Западная Курна-2 в 2017 году снизилась на 4,5% и составила 20,8 млн тонн.

«ЛУКОЙЛ» добывает в Ираке нефть на месторождении Западная Курна-2 – втором по величине в мире с извлекаемыми запасами нефти около 14 млрд баррелей. У «ЛУКОЙЛа» 75% в проекте, у иракской госкомпании North Oil Company – 25%.

Ирак. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 22 июня 2018 > № 2654126


Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 21 июня 2018 > № 2654141

Ирак против перемен.

Ирак выступает за сохранение текущего уровня ограничения добычи до конца года.

Ирак выступает за сохранение квот по ограничению добычи нефти до конца года, сообщил журналистам в Вене иракский министр нефти Джаббар аль-Лаиби.

«Ирак выступает за сохранение текущего уровня ограничения добычи до конца года и текущих условий сделки. Я считаю, что эти условия в достаточной степени способствуют стабилизации рынка и хорошим ценам на нефть», – сказал министр.

Ирак. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 21 июня 2018 > № 2654141


Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Марианна Беленькая

На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, и кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе стране грозит гражданская война

В Ираке прошли первые после победы над «Исламским государством» (запрещено в РФ) парламентские выборы и главный вопрос на них, будет ли Тегеран и дальше играть определяющую роль в жизни страны. В ситуации, когда США, Израиль и ряд арабских стран пытаются потеснить Иран на Ближнем Востоке, в первую очередь выдавив его из Сирии, Ирак остается стратегически важной базой иранского влияния в регионе.

Выборы в Ираке состоялись еще в середине мая, но результаты оказались настолько сложными, что новое правительство до сих пор не сформировано. При самой низкой за всю историю послесаддамовского Ирака явке (44,5%) вперед вышли новые партии, которые еще не были у власти и теперь готовы вступать в невероятные коалиционные союзы.

Новые лидеры

На 329 мест в парламенте Ирака претендовало около двухсот партий и независимых кандидатов, распределенных по нескольким десяткам избирательных списков. Основная конкуренция на выборах разгорелась между шиитскими партиями, традиционно связанными с Ираном и представляющими большинство населения Ирака. Именно выходец из шиитской общины, как правило, избирается на пост премьер-министра. После подсчета голосов выяснилось, что ни один из политических списков не сможет самостоятельно составить парламентское большинство (165 мест) и сформировать правительство.

Согласно объявленным на сегодня итогам выборов, парламент должен обновиться на 70%. Победителями стали новые партийные списки. «Ас-Сайирун» («Идущие вперед»), куда вошли сторонники одного из самых молодых религиозных лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра и коммунистов, получила 54 места. «Аль-Фатх» («Победа»), представляющая отряды народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», – 47 мест.

Партийные списки, возглавляемые нынешним и предыдущим премьерами Хайдером аль-Абади и Нури аль-Малики, оказались отодвинутыми на вторые роли и получили соответственно 42 и 25 мест. Результаты, как и низкая явка, продемонстрировали разочарование иракцев в действующих политических лидерах. Однако внешний мир волновал вопрос не кто победитель внутри Ирака, а проиграл или выиграл на иракских парламентских выборах Иран.

Формально у Тегерана есть все основания для недовольства. Считалось, что Иран сделал ставку на коалицию списков бывшего премьера аль-Малики «Государство закона» и список шиитских ополченцев «Аль-Фатх». А вот занявший первое места ас-Садр Иран не устраивал. Еще в феврале Али Акбар Велаяти – советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – во время визита в Ирак заявил, что Тегеран не допустит ас-Садра и его сторонников к рулю в Багдаде. «Мы не позволим либералам и коммунистам управлять в Ираке», – сказал он во время пресс-конференции.

В свою очередь ас-Садр неоднократно выступал против любого иностранного вмешательства в дела Ирака, имея в виду в том числе и Тегеран. Кроме того, он установил контакты с Саудовской Аравией и ОАЭ – главными региональными врагами Ирана. Поэтому его победа на выборах рассматривалась как удар по региональным интересам Тегерана. Аналитики уже составляли список партий, которые могут сформировать в Багдаде новое, антииранское правительство.

Однако ас-Садр оправдал свою репутацию одного из самых непредсказуемых иракских лидеров: через месяц после выборов он объявил о союзе с лидером партии шиитских ополченцев «Аль-Фатх», бывшим министром транспорта Ирака Хади аль-Амири. Парадокс тут в том, что в последнее время ас-Садр активно выступал за то, что после победы над «Исламским государством» ополчение нужно распустить, и вообще считался непримиримым оппонентом «Аль-Фатх». Тем не менее союз заключен, хотя это и шокировало многих, включая коммунистов – союзников ас-Садра по предвыборному альянсу.

Иранская рука

Среди внешнеполитических противоречий нового союза – отношение к Тегерану. Если ас-Садр считается борцом с иранским влиянием, то лидер партии ополченцев аль-Амири, наоборот, близок к иранскому генерал-майору Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранский генерал даже занимает пост официального военного советника ополчения «Аль-Хашд». Возглавляемая аль-Амири бригада «Бадр» вообще была сформирована в Тегеране в начале 1980-х годов для борьбы с режимом Саддама Хусейна. Сейчас один из представителей этой бригады занимает пост министра внутренних дел Ирака.

Примечательно также и то, что объявление о союзе двух фаворитов иракских выборов произошло сразу после очередного визита генерала Сулеймани в Ирак. Одновременно в арабскую газету «Аль-Хаят» попал якобы план Сулеймани, как провести коалиционные переговоры в Ираке. Согласно газете, Сулеймани предлагал всем шиитским партиям (всего их пять) договориться о кандидатуре на пост премьер-министра, выбрав такого политика, который был бы наиболее приемлем для курдов и суннитов. Очевидно, что голоса последних в случае споров между шиитскими партиями будут решающими. Союз ас-Садра и «Аль-Фатх» и их предварительные договоренности с двумя ведущими курдскими партиями, а также с блоками «Аль-Ватания» вице-президента Айяда Алауи, который поддерживают многие сунниты, и «Хикма», еще одного влиятельного лидера шиитов Аммара аль-Хакима, получился очень похожим на опубликованный план Сулеймани.

Хотя появление нового союза объясняют и другими причинами, не связанными с иранским вмешательством. Например, один из ведущих иракских политологов Абдель Муним аль-Аасам уверяет, что такой союз возник по рекомендации духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, а отнюдь не Ирана. По его мнению, ас-Садру удалось перетянуть ополченцев на свою сторону, а дальше к ним присоединились курды, которых к этому подталкивали США, и все это совсем не нравится Тегерану.

В любом случае, если договоренности останутся в силе, то парламентская коалиция с запасом наберет парламентское большинство для формирования правительства. И кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден, как и нынешний глава правительства аль-Абади, выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе Ираку грозит гражданская война.

Показательно, что на этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, но пока сложно сказать, чего можно ожидать от главного победителя прошедших выборов – ас-Садра, на которого простые иракцы возлагают большие надежды, особенно в борьбе с коррупцией. Ас-Садр явно претендует на то, чтобы стать популярным общенациональным лидером, поэтому в политике ведет себя осторожно. Он не выставлял свою кандидатуру на выборах, предпочтя позицию духовного лидера, а не действующего политика. И это оставляет ему возможности для маневра – и между Ираном и Саудовской Аравией, и между коммунистами и аятоллами, и между властью и улицей.

Преодолеть пересчет

Сейчас главным препятствием на пути союза ас-Садра и шиитских ополченцев к власти остается то, что результаты выборов признали далеко не все. Протесты против итогов голосования разгорелись в Киркуке, одном из самых богатых нефтью районов Ирака, где за власть борются курды, туркоманы и арабы. На выборах большинство мест в парламенте от провинции Киркук (6) получила партия Патриотический союз Курдистана (ПСК), возглавляемая сыновьями покойного экс-президента Ирака Джаляля Талабани, тогда как Арабский (по сути суннитский) альянс Киркука и Туркоманский фронт выиграли только по три места.

Казалось бы, курдов в этом районе большинство, и результат не должен удивлять. Однако многие курды отказались идти на выборы, разочарованные политикой ПСК. Осенью эта партия фактически передала власть в Киркуке от регионального правительства Иракского Курдистана центральным властям в Багдаде. Операция была осуществлена при поддержке и давлении Тегерана и лично вездесущего генерала Касема Сулеймани.

Киркук значит для иракских курдов примерно то же, что Иерусалим для евреев и палестинцев, и многие курды тогда назвали ПСК предателями. Кроме того, на прошедших выборах удивительным было то, что ПСК победил в тех районах, где раньше не пользовался популярностью. В итоге в Киркуке начались акции протестов среди туркоманов и суннитов.

Вслед за Киркуком протесты перекинулись и на другие районы страны. Против результатов выборов начали выступать проигравшие депутаты, включая спикера парламента Салима аль-Джабури. Последний призывает не просто к пересчету, но к новым выборам. Президент Ирака Фуад Масум и премьер-министр Хейдар аль-Абади долго сопротивлялись, опасаясь, что в Ираке пересчет голосов может перейти в гражданскую войну – именно этим грозил председатель Высшей независимой избирательной комиссии Ирака Рияд аль-Бадран. После объявления решения парламента о пересчете о гражданской войне заговорил и ас-Садр. И первой ласточкой такой перспективы стал пожар на складе, где хранились избирательные бюллетени.

Тем не менее глава правительства был вынужден признать, что на выборах имели место «беспрецедентные нарушения» и «широкомасштабные манипуляции». Аль-Абади оказался в сложной ситуации, когда игнорировать многочисленные жалобы стало невозможно. Также невозможно было заниматься формированием нового правительства на основе результатов, которые значительная часть иракского общества считает нелегитимными, особенно с учетом низкой явки. Это бы сразу подорвало стабильность нового правительства.

Теперь осталось дождаться, какие результаты принесет пересчет – в ситуации, когда коалиция строится буквально из лоскутков, каждый голос на счету. Союз двух фаворитов выборов и их договоренности с другими партиями несколько стабилизировал ситуацию. Но любая коррекция итоговых результатов может стать основанием для торга во время формирования правительства и изменить расклад сил внутри складывающейся коалиции. Также может быть, что результат пересчета сделает неизбежным новые выборы, хотя сейчас основные политические силы выступают против такого развития событий. Решение об этом должен принимать суд. Но вопрос – как к новым результатам отнесутся ведущие политические силы страны и стоящие за ними внешние силы?

За последний месяц иракскую политику кидает из крайности в крайность: от радости «от победы демократии» до скандалов с махинациями, от угрозы гражданской войны к невероятным политическим союзам, от заявлений «об ударе по интересам Тегерана» до оплакивания напрасных надежд соперников Ирана. Все может измениться снова. Истинный победитель избирательной кампании станет понятен только после того, как стихнут все страсти, в новом парламенте окончательно утвердится коалиция большинства, а новые министры займут свои кресла.

Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая


Далее...